Бла-бла-бла против разумного

22 Ноября 2016
Только ленивый, наверное, не знает о том, что произошло с ЗАО «Саратовгесстрой» и как в результате пострадали балаковские дольщики. Их печальная история очень далека от завершения, поскольку события нескольких последних месяцев не имеют никакой положительной динамики. «Одна говорильня, запудривание мозгов», – считает Наталья Караман, председатель СПРОО «Защита».

УЧРЕДИТЕЛИ КПД И ИНВЕСТОР – ТАЙНА ГОДА

Какие варианты по решению проблемы обманутых дольщиков Саратовгесстроя предложила администрация БМР? На этот вопрос в 44 номере «УФ» ответил Владимир Попеко, замглавы администрации БМР по строительству и развитию ЖКХ.

У правозащитницы Натальи Караман после публикации возникло ещё больше вопросов. На них она же и отвечала, то и дело обращаясь к букве закона, цитируя статьи нормативных документов.

– Считают, что поиск инвестора – это не аукционная процедура, – комментирует она. – Это же не соревновательный процесс! У меня есть возможности, и, если я хочу достроить, я дострою. Если несколько инвесторов – будет соинвестирование, и не надо никаких конкурсов! Да и инвесторов-претендентов почему-то держат в секрете. Как и имена руководителей и учредителей реанимированного завода КПД.

Правозащитница вслух читает в газете: «У нас в Балакове работает свой завод крупнопанельного домостроения, и в этом есть заслуга местной власти...» – и начинает возмущаться:

– Какое сейчас отношение местная власть имеет к этому заводу, если завод КПД – самостоятельный хозяйствующий субъект? Рвёт, понимаешь, на себе рубаху: мы вот сделали КПД. А где же власть у нас была, когда банкротился Саратовгесстрой и когда этот КПД выводили из активов Саратовгесстроя? Почему эти вопросы тогда не задавались? Для какой цели это делалось? Сначала всё вывели, благодарственно разграбили, переменяли 250 раз собственников, потом искали дополнительные средства, восстанавливали предприятие. Непонятно, где брали для этого деньги. А сейчас власти медаль на грудь? Завод реанимирован не властью, а новыми собственниками. Озвучьте, кто у вас там собственник, – что вы его прячете? Что за цели и задачи у этого завода? Построить третий дом дольщикам? Глуповато как-то...

НЕ ПОМОЩЬ, А СВЯТАЯ ОБЯЗАННОСТЬ

– Теперь по проведению коммуникаций. Это не помощь администрации, а обязанность. Администрация обязана подвести коммуникации к дому. Если дом строится – ему даются технические условия, а если техусловия не обеспечиваются, то и дом не строится: коммуникаций если нет.

ПОЧЕМУ РАЗВАЛ И ШАТАНИЯ В РЯДАХ ДОЛЬЩИКОВ

На этот счет у Натальи Михайловны есть свое мнение:

– В мэрии хотят решить проблему обманутых дольщиков в порядке закона о банкротстве: создаётся ЖСК (жилищно-строительный кооператив) и конкурсный управляющий занимается всеми вопросами банкротства. Он делает вывод: возможна достройка данного дома собственными средствами или нет. Ведь суть ЖСК какова? – В случае отсутствия инвестора ЖСК сам в состоянии достроить.

Возьмём 5-й дом. Там хотя бы есть 9 этажей, стоит коробка с окнами и дверями. Чтобы его достроить, то, в соответствии с заключением конкурсного управляющего, надо порядка 50 млн. В 5-м доме 176 квартир – получается, надо скинуться примерно по 300 тысяч. Собрание обманутых дольщиков должно решить, могут ли они осилить собственными силами достройку, если инвестора не окажется. Третий-то дом не может такого решения принять, потому что у них нет ни коня ни воза и люди не могут ещё раз вбросить кучу денег, чтобы построить дом за свой счёт. Они понимают, что только при наличии нового застройщика смогут получить свои квартиры. Но, к сожалению, до конца всей этой процедуры им никто не рассказывает! Их всех ставят в одинаковые условия. Перед фактом. А факт у нас один: квартир нет, денег нет и виновных тоже нет. Пятый дом понимает, а третий дом не понимает, за счёт чего они будут строить. Поэтому и происходит развал и шатания.

НЕ ХОЧЕШЬ – ЗАСТАВИМ

– Закон о банкротстве говорит о том, что конкурсное производство – это соразмерное удовлетворение требований кредиторов, – продолжает Н. Караман. – У нас 5-й дом с большей готовностью, а у третьего дома только котлован. Где соразмерность? Люди остаются в неравных условиях. Администрация видит только один путь решения – погашение требований участников строительства путём передачи объектов незавершённого строительства. Есть у вас объекты, мы их вам отдаём – и, типа, погасили. Где же равные условия? А если третьему дому не найдётся инвестор? Люди опасаются, что может произойти (если создадут ЖСК под давлением) вторичное банкротство.

Положим, новый застройщик, инвестор берётся достраивать. У вас ЖСК? Итак, я весело начинаю. Панельку поставил, а на окна и двери денег не хватает, кончились. Объясняет: доллар скакнул, стройматериалы подорожали, финансовый кризис, вам надо досложиться. А дольщики говорят: а нам нечем. Ну тогда до свидания. И он им ничем опять не обязан. И ситуация с Саратовгесстроем и страховой компанией повторится.

Что делает ЖСК? Сидит и ждёт. А дальше никто не строит. Банкротится только. И у администрации меньше головной боли, потому что ЖСК – самостоятельный хозяйствующий субъект, который все решения должен принимать сам. А когда будет новый застройщик – его надо контролировать, опять смотреть и министерству ЖКХ его контролировать в соответствии с требованиями закона № 214-ФЗ о долевом участии в строительстве. Зачем им такая головная боль, когда есть хозяйствующий субъект, который «сама-сама-сама» за все отвечает? Плохо сделали – штрафные санкции, административка. Прокуратура поругает ЖСК – он самостоятельный хозяйствующий субъект, претензии будут к нему предъявлять.

Напуганные ситуацией с Саратовгесстроем, «новые» дольщики не хотят вкладываться, они уже боятся вторичного попадания в банкротство. Ситуация не совсем в пользу обманутых дольщиков и активации строительства новых квартир. Кто их будет покупать, эти квартиры? А администрация хочет создать ЖСК. Для них баба с возу – кобыле легче. Поэтому и идёт такая принудиловка.

ДРУГОГО ПУТИ НЕТ, или Я УМЫВАЮ РУКИ

– Здравомыслящие люди говорят: есть другая процедура. Сейчас идёт банкротство крупной организации, ЗАО «Группа компаний СУ-155» в Москве. И там пошли по другому пути, по пути передачи обязательств бывшего застройщика новому, что гораздо выигрышнее для дольщиков. Но администрации это неинтересно. Почему? Потому что создание юридического лица, ЖСК, – это наступление прав и обязанностей и возможность проведения банкротства. Если администрация утверждает, что есть инвестор, то почему именно ЖСК нужно создать?

Ведь инвестор по «московскому пути» как раз и становится новым застройщиком. Он уведомляет минстрой, правительство и должника, т. е. Саратовгесстрой, что он желает выступить застройщиком. И забирает обязательства по достройке домов, начинает строительство, распоряжается этим имуществом. Тем, у кого договора долевого участия, он жилье достраивает, обязательства выполняет. А свободные квартиры продаёт, реализует на своё усмотрение. Всё!

Н. Караман уверена:

– Дольщикам выгодней, если бы администрация, минстрой и правительство области пошли по московскому пути: дольщики не хозяйствующий субъект, у них одна обязанность – доплатить то, что недоплачено. А если доплатил – сиди и жди.

Мы с дольщиками выходили с этим предложением на губернатора, подписи собирали, чтобы рассмотрели вопрос, но к нему конструктивно так никто и не подошёл. Если вопросом заниматься – всё можно сделать. А если не хочешь, то найдёшь тысячу причин, чтобы этого не делать. Одна говорильня, бла-бла-бла, не более того.

Если есть такой вариант, вы сядьте и посмотрите, а вы просто отталкиваете и говорите: Караман дура, она, типа того, не соображает. Что простые граждане могут сделать? Ничего. Мы с дольщиками куда уже только не писали, где только не были. Никто нас не слышит и не видит. Другой путь никто не рассматривает и не просматривает. Мне их просто искренне жаль. На мой взгляд, всё ведёт к тому, чтобы с глаз долой, из сердца вон. Создавайте ЖСК – и адьё.

Т. СУХОВ
Источник:  Упрямые факты №46 (514) 22.11.2016
Короткая ссылка на новость: https://www.upfa.ru/~XHh7d