Пришла беда и в наш дом

Пришла беда и в наш дом
10 Мая 2016
Кто из нас, увидев в новостях видео с мест взрывов, происшедших в России, не содрогнулся от боли и страха за людей, которые нам даже незнакомы? Наверное, потому, что это наша общая большая беда, которая приходит, не спрашивая разрешения. Тем она и ужасна.

Страшный взрыв прогремел в Балакове 4 мая, после 12 часов дня, в доме № 2 по ул. Шевченко. Эпицентр взрыва пришёлся на квартиру № 193, что в последнем, 6-м подъезде дома, на 4 этаже. Сразу начался пожар – огонь быстро распространялся сразу на две квартиры: 193-ю и 160-ю, что в соседнем, 5-м подъезде. Оправившись от шока, очевидцы бросились вызывать пожарных, полицию, скорую помощь. Их звонки зарегистрированы в 12.20.

Взрывной волной выбило окна в квартирах на нижних и верхних этажах дома № 2, дома № 37А (по Саратовскому шоссе), который напротив. Внизу у стоявших около дома автомобилей повышибало стёкла. Легковушки нужно было срочно эвакуировать, потому что к месту трагедии один за другим подоспели шесть пожарных расчётов. Одни огнеборцы начали разворачивать пожарную лестницу прямо к горевшим окнам (см. фото 5), другие пробивались к горящим квартирам через двери подъездов. В 13.04 пожар был локализован, но из окон продолжал валить чёрный дым.

На месте трагедии собралось огромное количество зевак, прохожих, жителей соседних домов (см. фото 1). Все обсуждали происшедшее: сильный хлопок был слышен в 4, 3, 3Г микрорайонах. В домах в соседнем дворе дрожали стёкла, а кое-где и полопались. Жители других подъездов пострадавшего дома сообщили, что без окон осталась и та сторона дома, что выходит на оросительный канал. Там балконные двери и оконные блоки долетели почти до самого берега. По стенам дома ручьями текла вода – трубы, видимо, были попросту разорваны взрывом.

Подоспело руководство города и района, полиции, прокуратуры. Зевак начали постепенно вытеснять подальше от зоны действия пожарных. Прямо на месте была развёрнута палатка мобильного штаба. Оттуда шли доклады в МЧС Саратовской области, в столицу. Начали подъезжать и прибегать хозяева квартир двух пострадавших подъездов, но их не подпускали даже к дому – пожарные начали сбрасывать с окон всё ещё тлевшие вещи. Команды ждали прибывшие представители Водоканала, Горгаза, компании, обслуживающей лифты, энергетики. Коммунальщикам нужно было перекрыть электричество, воду, газ, представители управляющей компании без устали звонили, разыскивая хозяев пострадавших квартир – все были на работе, дети в школе. Спокойно и молча принимали в «неотложках» медики. В основном к ним обращались люди пожилого возраста – они пребывали в шоковом состоянии, оглохли от взрыва, поднялось давление. Увезли грудного малыша, которому на момент взрыва был всего 21 день – медикам нужно было убедиться, не пострадал ли он, не отравился ли, не угорел ли.

Ожидающим хоть каких-то разъяснений журналистам все градоначальники поочерёдно обещали дать комментарии, но почему-то откладывали. Первым, кто вкратце прояснил масштабы трагедии, был Дмитрий Лукашенко (см. фото 3). Дмитрий Евгеньевич – замначальника 1 отряда ФПС МЧС по Саратовской области, между прочим мог бы командовать своими подчинёнными, стоя внизу, по рации, но он, похоже, вернулся из самого пекла.

– Снесена перегородка между 5 и 6 подъездом. Частично разрушено перекрытие между четвёртым и пятым этажом. Предварительно, пострадавших нет, погибший – один. Идёт разбор завалов, – сказал он, сняв шлем. Под ним было совершенно мокрое от пота лицо. Совершенно мокрые волосы.

Более всего мне запомнилась женщина, искавшая свою маму. Та жила в 5-м подъезде, в 160-й квартире, которая и горела наравне с 193-й. В подъезд её не пускали. Пояснили: это опасно. Одни соседи говорили ей, что бабушка Маша уехала на дачу, другие – что она ушла в магазин... Дочь тешила себя надеждами, что мама жива, и все её пытались успокоить.

Больше всех обсуждалась квартира № 193. Хозяйка её уехала отдыхать то ли в Абхазию, то ли в Калининград. Кто-то из штаба передавал информацию о том, что женщина отбыла 1 мая, а квартиру сдала на сигнализацию. Однако один из соседей по подъезду заявил о том, что уехать-то она уехала, да только оставила ключ ребятам, которые делают натяжные потолки. «Честно говоря, задолбала она со своим ремонтом», – в сердцах сказал мужчина, нервно куривший поодаль.

– Действительно, есть две версии, – прокомментировал ЧП глава администрации БМР Иван Чепрасов. – Одна из них – взрыв бытового газа, по второй мы получили информацию, что кто-то занимался производством работ по установке натяжных потолков. Но я думаю, что это маловероятно, скорее всего взрыв бытового газа. Это основная версия. Одна погибшая, 1940 года рождения. Рассматриваем вариант расселения людей в пункте временного размещения на Чапаева, где у нас проживают прибывшие с Украины. Будем их кормить. Таких у нас около 28 человек. Объявили чрезвычайную ситуацию, чтобы у нас была возможность через наш местный бюджет оказать материальную помощь пострадавшим, в кратчайшие сроки восстановить все конструкции, вставить окна, навести порядок. Сделаем всё, чтобы в кратчайшие сроки люди вернулись в свои квартиры. Пока дом отключен от коммуникаций, и следственный комитет должен провести все необходимые следственные действия.

Уже к вечеру вся площадка перед домом была очищена от осколков и целых оконных блоков, вылетевших из квартир и машин. О трагедии напоминала лишь техника, которая сгребала в кучу огромные куски бетона, и чёрная копоть над окнами (см. фото 2): почти до крыши – там где произошёл взрыв и только до следующего этажа – там где от взрыва погибла ни в чём не повинная бабушка.

М. СИОВА
Источник:  Упрямые факты №18 (486) 10.05.2016
Короткая ссылка на новость: https://www.upfa.ru/~5Fb9I