Весь ваш контроль капремонта – полная фигня

25 Октября 2016
Про таких говорят «в горящую избу войдёт», а ещё ей под силу поменять коней на переправе. Называть её настоящее имя мы не станем, чтобы не ставить под угрозу в очередной раз. Хотя эта женщина, старшая по дому, или УПС (уполномоченная по правам собственников), уже никого и ничего не боится.

– Хочу опровергнуть всё, что пишут сейчас в СМИ о капремонте, о контроле качества выполненных работ, – начала свой рассказ УПС, назовём её Татьяна. – Я просто расскажу, как делали крышу на моём доме...

Конкурс выиграл хороший подрядчик. Собственники дома обрадовались, но, когда на дом привезли троих измождённых, худых человечков, они испугались. Те начали вскрывать крышу. Из инструментов у них лопата, топор, гвоздодёр и шпатель. Татьяна спрашивает: а где у вас маяки, где правИла? А рабочие, похоже, даже и не понимали, о чём шла речь.

Надо сказать, что Татьяна – профессиональный строитель. Она объяснила, что у них должно быть в наличии, и «худышки» пообещали, что им из Саратова всё это привезут. Оказалось, что они из Саратова.

– Вы вообще крышу когда-нибудь крыли? – спрашивает у них старшая дома.

Те отвечают:

– Нет, мы только видели, как кроют. Да вы не волнуйтесь – мы только вскроем, а тех, которые будут крыть, потом пришлют.

Она решила за ними присматривать. Как-то раз поднимается, а они шпателем наложили раствор на часть крыши. Безо всяких маяков и правИл. Намазали, и всё. Татьяна ругается с ними и выдаёт: «Не-ее, так дело не пойдёт. Прекратите работу!» После скандала привели на её крышу ещё четверых – обучать троицу работать с маяками.

Мне вот интересно стало: захочет ли руководитель фирмы-подрядчика, чтобы хирург, делая ему операцию, подозвал проходившую мимо санитарку и сказал: давай я тебя научу со скальпелем работать? Не захочет? Тогда почему вы думаете, что собственников должно устраивать то, что творят дилетанты? Я даже работой это называть не хочу.

Почти каждый день старшей начинался с ругани с подрядчиком. И в какие только двери балаковской власти она не стучалась! Убедилась: никому ничего не надо. Тогда Татьяна выгнала рабочих с крыши. Как? Поменяла замки. Вот тогда в Саратове зашевелились, прислали из Фонда капремонта комиссию во главе с Антоном Сердечным, замгендиректора Фонда капремонта по техническим вопросам. Татьяна поднялась на крышу со своими собственниками, чтобы свидетели были. И что вы думаете? Комиссия встала не на сторону собственников, а на сторону подрядчика!

– И чем вы тут недовольны? – спрашивают у старшей, как будто она свои порядки устанавливает. А она лишь требовала соблюдения всех норм и правил. И оказалась внутри замкнутого круга: жаловалась в Фонд капремонта на подрядчика, которого этот Фонд и прислал!

– В смете есть графа «Стройнадзор», – возмущается Татьяна. – Представитель этой контролирующей организации приезжал всего два раза!

В первый раз рабочие на крыше сообщили Татьяне: «Был тут какой-то, сказал, что он надзор какой-то».

– А почему он меня не пригласил? Почему не связался со мной? Во второй раз я его выловила. Спрашиваю: а вы как часто будете сюда ездить? Он говорит: раз в неделю.

На тот момент крыша ремонтировалась уже месяц, а УПС видела проверяющего впервые. Татьяна сразу начала показывать, что и как рабочие делают не так. Знаете, что он ей сказал? – «С вами невозможно разговаривать. Вы неадекватная». И уехал в свой Саратов. Потом она выяснила, что ему из Балакова регулярно высылались фотографии: сделано это, сделано то. И в Саратове видели то, что хотели видеть. Проблемные участки им, по понятным причинам, никто не фотографировал и не посылал.

Потом этот, из Стройнадзора, приезжал в составе комиссии, и Татьяна при всех его спросила, почему он приезжал всего дважды, почему назвал её неадекватной – ведь она требует от подрядчика то, что положено. Нисколько не больше. Например, если сделана бетонная стяжка, то она должна высохнуть на 80%, иначе жилье собственников потом зарастет грибком.

Приглашала Татьяна и городскую власть во главе с Канатовым. Приехали, постояли, и Павел Степанович выдал рабочим: «Посмотрите, какая здесь опытная старшая! Вы что, ей нормально крышу сделать не можете?» – вот и вся его помощь. Но Татьяна к нему обращалась ещё не раз. Потом там такая война началась! К ней из Саратова приехали амбалы. Разбираться, почему она выгнала бригаду с крыши. Хорошо, Татьяна ещё и быстро бегает. Спряталась тогда от этих, с бандитскими мордами.

Прислали другую бригаду, балаковских ребят. Татьяна сразу поняла, что наши – не чета саратовским, умеют работать, но у них проблема с алкоголем. И оказалась права: работают, работают – потом раз напились, второй... Начались скандалы. И Татьяна с утра до вечера сидела с ними, контролировала, чтобы не пьянствовали. В неё бригадир один раз даже кайло кинул. И старшая не стала молчать, сразу позвонила, пригрозив подрядчику: ещё раз такое повторится – она молчать не будет, в полицию пойдёт.

– Как будто я требовала от них невозможного! – возмущённо продолжает Татьяна. – Раз положено старый слой снимать, – значит, снимайте!

Спрашиваю удивлённо: мол, они что, пытались сдать работу с неснятым старым слоем? И УПС, профессиональный строитель, выдаёт: на некоторых крышах точно не снимали. Она свидетель. Её как-то пригласили на соседний дом, где тоже начали делать крышу. Когда она увидела, что там творит подрядчик, ее инфаркт чуть не хватил. Тамошних собственников пыталась наставить на путь истинный: «Вы больше миллиона своих денег отдадите за ремонт крыши. Неужели вам их не жаль? Это ведь деньги, выброшенные на ветер». Мы в этом ничего не понимаем, сказали ей там. И во время первого после ремонта дождя эта крыша протекла до седьмого этажа.

На её же крыше красота теперь – ровненько, гладенько. И теперь понятно, как ей доставалась каждая пядь нового покрытия и того, что под покрытием.

– Так как раствора надо замешивать много, рабочие насыпают песок и сверху заливают его бетоном. Так делать нельзя! Песок будет играть, стечёт. Или ссыплется, – ругает подрядчиков за проделки УПС. – А на соседнем доме именно так и делали. Попытались в углах так же сделать и на моём доме. Я их заставила переделать. Они разозлились, конечно.

Бригадир ругается: «Ты думаешь, мы на твоей крыше два месяца будем ползать?» – «Не угадал, – сказала ему Татьяна, – все 3 месяца». И была почти права, потому что работы на крыше её дома были начаты в конце мая, а закончились в октябре.

Припомнила мне Татьяна за все крыши, о которых мы, балаковские журналисты, рассказывали в период капремонта.

Ни разу в жизни она не испытывала такого нервного напряжения. Почти полгода провела на крыше, делала что-то сама, контролировала рабочих, рассталась с двумя бригадами. Постоянных и опытных работников в таких летучих бригадах держать невыгодно, считает Татьяна. В основном набирают людей с улицы. Какое они могут дать качество? И как его проверить самим жителям, если среди них нет специалистов-строителей? А если даже и есть, то этого, кстати, тоже мало. Надо иметь твёрдость характера, чтобы заставить переделать явный брак. Наверное, даже хорошо, что старшая этого дома – женщина. Будь на её месте мужчина – его за несговорчивость давно бы отдубасили. И было бы тогда уголовное дело, а ремонт крыши состоялся бы только в следующем году.

Т. СУХОВ
Источник:  Упрямые факты №42 (510) 25.10.2016
Короткая ссылка на новость: http://www.upfa.ru/~MPSa5