Профессия души

Профессия души
25 Сентября 2018
27 сентября отмечается День воспитателя и всех работников дошкольных учреждений. Накануне профессионального праздника мы пообщались с воспитателем детского сада № 6 Галиной Ильяскиной (на фото) – победителем муниципального этапа Всероссийского конкурса профессионального мастерства «Воспитатель года-2018».

В педагогику Галина Валерьевна пришла тринадцать лет назад, сначала работала в училище, последние шесть лет – в детском саду. Говорит, что тяга к педагогике появилась у нее с юных лет.

– С детства мне хотелось быть учителем, нравилось чему-то учить. Когда мы играли в школу, я всегда была в роли учителя, причем любого предмета, начиная от математики и заканчивая музыкой. Позже я, конечно, поняла: чтобы чему-то учить, нужно обязательно обучиться самому, – рассказывает Галина Ильяскина.

Главное для воспитателя – любить и уважать детей

– Надо любить детей, причем любого возраста, – считает Галина Валерьевна. – Да их и невозможно не любить. Когда вы целый день находитесь с ними, они становятся как родные. Если же не любите, то нечего делать в педагогике вообще, дошкольный вы педагог или школьный. Еще обязательно должно быть желание дать что-то детям, научить их всему, что можешь. И, разумеется, детей нужно уважать. Если ты не испытываешь к ребенку уважения, то ничему не удастся его научить, – говорит она.

Все это вкупе, видимо, и позволило ей сохранить теплые отношения со своими выпускниками. Некогда дошколята, а теперь уже школьники, они заходят в садик почти каждый день, рассказывают воспитателю о своих успехах, хвастаются победами.

– Мне конечно приятно, я за них рада. Думаю, любовь к ним в детском саду дает ребятам ощущение тепла и уюта, поэтому их сюда тянет, иначе бы не приходили, – улыбается Галина Валерьевна.

Компромисс найдем всегда

Бытует мнение, что раньше дети были другие. Интересуюсь, согласна ли она с этой точкой зрения.

– Меняются родители, а не дети, – такое мнение у Галины Валерьевны. – Каждое поколение родителей как-то проще относится к своим детям. Если раньше мы считали, что, когда отдаем ребенка в школу, он уже должен уметь читать и писать, то сейчас такого мнения придерживаются немногие родители. Да, есть такие, что целенаправленно ведут своего ребенка к какой-то конкретной цели, водят его уже в пятилетнем возрасте на подготовку к школе. Честно говоря, я против этого. На ребенка ложится такая колоссальная нагрузка, что, когда он придет в школу, ему учиться не захочется. Считаю, у ребенка должно быть детство, то есть процесс познания и развития должен идти параллельно с его основной деятельностью – игрой. Все знания лучше усваиваются в игровой форме, без упора на обучение. Но есть родители, которым ничего не надо, и очень обидно, когда они даже не замечают достижений своего ребенка. А ведь успехи требуют поощрения: если ласковое слово сказать ребенку, похвалить его, поцеловать лишний раз, для него это ощущение большой победы. Он и потом будет стремиться к ней. Это и есть система развития, на мой взгляд. Дети всегда растут с тягой к познанию, желанием учиться, узнавать что-то новое, а вот родители, к сожалению, в последнее время не всегда заинтересованы в этом, – признается Галина Ильяскина.

Интересуюсь, как удается сохранить мир в группе, ведь наверняка не обходится без споров и разногласий.

– Конечно, не обходится, все дети разные и все во главу угла ставят свои интересы, поэтому мы их учим прислушиваться к другим, учим замечать каждого и учитывать интересы каждого. Получается, конечно, не с первого раза, очень много времени уйдет, прежде чем они к этому придут, а пока мы помогаем им наставлениями и рекомендациями. Я учу их решать все споры мирно, без кулаков и вижу, что они действительно учатся. А когда не получается, то воспитатель поможет, вмешается в ситуацию как третье независимое лицо, и мы вместе все исправим, найдем компромиссное решение, чтобы было хорошо всем, – уверяет она.

Первое участие – и сразу победа

Галина Ильяскина признается, в конкурсе такого масштаба она участвовала впервые.

– Меня убедили, что я могу и должна попробовать поучаствовать, за это я благодарна нашим руководителям, сама бы, наверное, не решилась. На конкурсе я представила на суд жюри новую технологию позитивной социализации, которая уже третий год внедряется в нашем детском саду. Поскольку я в этой технологии уже освоилась, мне сказали, давай попробуем передать этот опыт другим.

Конкурс проходил в три этапа: заочный и два очных. Первый – это мастер-класс, где мы передавали свой опыт работы в данной технологии, а в финале – публичная лекция. Было много переживаний, волнений, но я справилась и смогла победить. Следующим был региональный этап, в нем я, к сожалению, не выиграла, не смогла справиться с эмоциями, разволновалась. В планах участие в другом конкурсе с этой технологией. Я считаю её нужной и важной, и чем больше людей о ней узнают, тем будет лучше и нам, и нашим детям. Когда до детей донесешь всю значимость уважения к другим, они смотрят на своих же друзей по-другому. Сейчас у ребят такой возраст, когда они все впитывают как губка – что мы сейчас в них заложим, то и получим на выходе, – говорит Галина Валерьена.

Уважай других, и уважение придет к тебе

По технологии позитивной социализации на первый план выходит приобщение детей к жизни в обществе, мысль о том, что они должны замечать друг друга. Не только свои интересы ставить во главу угла, но и других. Мы живем не одни в этом мире, вокруг нас всегда люди – со своими интересами, привычками, и со всеми мы должны жить в гармонии, чтобы и самим нам было комфортно, и другим рядом с нами. Ребенок должен понимать: в первую очередь нужно уважать окружающих, тогда и к нему придет уважение с их стороны.

– Например, у нас есть игра «Зрительный зал». Она учит детей заявлять о проблеме и решать ее. Используем игру мы при просмотре видеороликов, мультфильмов или чтении художественной литературы. Дети садятся “зрительным залом”, то есть друг за другом, и вот если перед ребенком оказывается зритель выше его ростом, то ему ничего не видно. Некоторые будут сидеть и думать: «ну не видно и не видно, посижу и так», а по этой технологии я учу их не молчать: если тебе не видно, ты должен сказать об этом, – рассказывает Галина Валерьевна. – Например, говорю: «Лизавета, а тебе точно видно за Мишей, он высокий, на голову выше тебя?», и тогда она признает: «Да, мне не видно». Сначала очень неуверенно, а затем, если случается вновь такая ситуация, она уже высказывается увереннее. В результате получаем ситуацию, когда не только сама Лиза говорит о неудобстве, но и Миша заявляет: «Лиза опять сидит сзади меня, ей не будет видно, давайте мы с ней поменяемся». Вот это и есть позитивная социализация. Этот навык пригодится им и в дальнейшем – например, в школе.

Просите ребенка о помощи

По словам дошкольного педагога, технологию могут применять и родители в общении со своими детьми.

– Сейчас большинство родителей воспитывают своих детей по принципу «ты звезда, и все только для тебя, а мы, родители, уж как-нибудь». Я считаю, уже с ранних лет следует прививать ребенку мысль, что он опора, помощник, мама не прислуга. Мама может помочь, но и ты будь ей помощником. Родителям мы советуем, чтобы они обязательно просили детей о помощи – в детстве они оказывают ее с удовольствием. И надо делать все, чтобы сохранить в них это чувство, – говорит Галина Ильяскина.

Д. ВАДИМОВА
Источник:  Упрямые факты №38 (608) 25.09.2018
Короткая ссылка на новость: http://www.upfa.ru/~V7IEU
0
Guest
Блог Игоря Яковенко, четверг, 27 сентября 2018 г., ВОЙНА СЛОВ - 225. ПРАВИЛА ПРАВОПИСАНИЯ. Когда мои студенты замечают, что я говорю «в Украине», а не «на Украине», некоторые интересуются, почему я так делаю. Отвечая, обычно привожу в качестве примера их отношение к собственным фамилиям. На первом занятии кто-нибудь из студентов обязательно поправляет преподавателя, указывая на каком слоге надо ставить ударение. Кто-то не хочет быть ИванОвым, а хочет, чтобы его называли ИвАнов. Кому-то неприятно откликаться на ЗубрИцкую, и девушка требует, чтобы ее называли ЗУбрицкая, вероятно считая, что лучше ассоциироваться с зубром, чем с зубрилой. Не знаю ни одного случая, когда я, или другой преподаватель настаивали на своей версии произнесения чужой фамилии. Ключевое слово тут – «чужой». Для всех, кто работает со словом, право на имя очевидно и непреложно… На 73-й сессии Генеральной ассамблеи ООН сотрудники Секретариата по правам человека попытались объяснить эту истину людям, которых РИА Новости почему-то называет «российскими правозащитниками». Это чужое имя сотрудники РИА Новости зачем-то присвоили Александру Молохову, чья должность называется: «руководитель рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве республики при президенте». То есть чиновник оккупационной администрации, прикомандированный к ставке верховного оккупанта. Так вот, этот чиновник с коллегами прибыл в ООН для того, чтобы пожаловаться на санкции США и Евросоюза против России и конкретно против администрации Крыма. Сотрудники ООН их долго не хотели пускать, потом сдались и пустили, но затребовали письменный вариант выступления на отдельном заседании, который организовал Совет по правам человека при ООН. Получив текст, сотрудники секретариата Совета потребовали исправить ошибки, устроили долгую переписку, в результате сотрудники Совета при ООН плюнули и дали возможность оккупантам демонстрировать свою безграмотность публично… Путин на Генассамблею не приехал. И его можно понять, поскольку ему явно неловко появляться на людях после того, как настоящие имена и должности «солсберецких» отравителей уже обнародованы, в России путинские ставленники терпят сокрушительное поражение, на Северном Кавказе грызутся Чечня с Ингушетией, и в целом в поднадзорной стране назревает системный кризис. Зато Порошенко приехал и довольно успешно выступил. Российский официоз осветил это выступление в лучших советских традициях. То есть ни слова о сути, зато тонны тяжеловесного кондового «юмора» в стилистике «Правды» и «Крокодила» сталинских времен. Основное содержание статьи под названием «Порошенко выступил на Генассамблее ООН в лучших застольных манерах», опубликованной Евгением Шестаковым в правительственной «Российской газете», - это жизнерадостное детсадовское хихиканье над тем, что президент Украины оказался на трибуне ООН в день своего рождения. А еще сотрудника «Российской газеты» почему-то страшно развеселила декларация США о том, что Америка не признает и никогда не признает аннексию Крыма Россией. Автор «РГ», пишущий из США, назвал этот документ «шутовским». Возможно, когда его в процессе дальнейшего развития санкций выдворят из Америки, а в России перестанут платить зарплату, ему придет в голову, что в каждой шутке есть доля шутки… В студии программы «Вечер», которая вышла на канале «Россия-1» 26.09.2018 тоже в основном шутили. Шутки, которыми обменивались ведущий и «эксперты» были плоскими и тяжелыми как блины от штанги. Сначала шутить было подано королю этого цеха Ж., главному шуту российской политики. Кстати, можно поздравить Соловьева с большим успехом. Именно его усилия по продвижению изрядно надоевшего россиянам лидера ЛДПР в значительной степени поспособствовали тому, что представители этой самой подлой в истории России партии стали губернаторами в двух регионах. Паяц Ж., конечно, не придет к власти в России. Но если ему и его ставленникам в результате неизбежного развала России достанется по случаю хоть малейшая частица власти, то мало никому не покажется. В том числе и Соловьеву, если он к тому времени не успеет сбежать из страны. «Они сначала навязали нам коммунизм, потом его разрушили!» - рутинно завопил Ж., когда получил слово и сходу включил свою привычную антиамериканскую истерику. – «Теперь для них наибольшую опасность представляет православие. В будущем они хотят добиться дехристианизации всего мира! Католики и протестанты вялые! Мешает только православие!» – вопли Ж. стали понемногу затихать, но тут он вдруг вспомнил, что темой оргии Соловьева была объявлена Украина, и завопил с новой силой: «Порошенко никогда не поедет в ООН! Он поедет в Магадан!». Потом неведомый оператор нажал в голове Ж. какую-то кнопку и бесноватый лидер ЛДПР понес несусветицу: «Благодаря санкциям Россия станет самой передовой страной! Все оппенгеймеры приедут к нам и дадут нам свои новейшие технологии! Всё дадут!!». После чего в голове Ж. раздался щелчок тумблера и понеслось: «У них никто в бога не верит! Храмы стоят пустые!! Не только Крым, но и вся Украина – часть России!! Запад ставит задачу – внедрить в сознание человечества атеизм и неоязычество – это путь к сатанизму!». Затем мутный взгляд Ж. вдруг остановился на присутствующих в студии украинцах Ковтуне и Трюхане, которые некстати засмеялись, и король шутов злобно заорал, тыча в них трясущимся пальцем: «И вас, украинцев, весь мир будет проклинать!! Будет время, и вы будете стесняться того, что вы были украинцами, и была такая страна – Украина!!». Собственно, после сеанса кликушества в исполнении Ж. передачу можно было завершать, поскольку основные идеи, которые надо было донести до аудитории, он уже выкрикнул. Но в студии были еще «эксперты», да и повторенье, как известно, мать ученья. Поэтому слово получили все. Израильский «общественный деятель» Яков Кедви принес с собой обычную порцию яда против Украины и США и не скупясь выплеснул ее в эфир федерального канала. «Выражение лица Порошенко было таким, будто он не может поверить, что его вообще туда пустили», - поделился своими впечатлениями о сессии Генассамблеи ООН Яков Кедми и переключился на Америку, которую по обыкновению обвинил в сотворении терроризма на планете Земля. «Господь бог американцам ответил 11 сентября!» - провозгласил Яков Кедми. Вероятно, он в этот момент воображал себя древним пророком. Но на самом деле то, что он сказал для людей верующих – просто богохульство, а для атеистов обыкновенное подонство. Путинская империя к концу своего существования представляет собой удивительный эксперимент над человеческой природой. Напоказ выставлены все мыслимые пороки и моральные уродства. К сожалению, в стране нет современного Гоголя или Босха, чтобы все это адекватно изобразить в тексте или на полотне. Видимо, художественный портрет этого уникального безобразия будут создавать уже после гибели натуры в виде посмертной маски… Поддержать блог Игоря Яковенко
Имя 0
0
Guest
СИ "Новости Саратова": Блогер Вера Афанасьева: О войне на Украине - 14.06.2018 Мой муж недавно был на встрече выпускников физфака СГУ. Двое из них, уроженцев Саратова, мужчина и женщина, ещё в советские годы распределились на Украину. Мужчина приехал на выпуск, женщина нет. Мужчина за праздничным столом от политических дискуссий воздержался, но в кулуарах рассказал: то, что натворила Россия на Украине, — настоящее преступление. И он, как и все украинцы, возмущён и аннексией Крыма, и событиями на Донбассе. И добавил — готов защищать Украину даже с оружием в руках, хотя и не молод. Женщина не приехала — написала, что любит и уважает своих сокурсников, но гражданские чувства не позволяют ей приехать в страну-агрессор и праздновать, в то время как на Украине по вине России продолжают гибнуть люди. И что она не поедет в Россию до тех пор, пока в ней не падет преступный режим. Физики — они такие.
Имя 0
0
Guest
всего лишь 7 лет спустя...
С парт.сайта "Партия "Яблоко" в Саратове": 12 октября 2011г. Газета "Недели в Саратове" №35 (168) - 11.10.2011 Дмитрий Коннычев: "Сдать всё или оставить остров Крым — каждый решает сам". —Дмитрий, 24 сентября… —...произошла национальная катастрофа. Здесь я согласен с оценкой Павловского о том, что пост президента был передан в результате частной сделки. В самой большой стране мира (стране с тысячелетней историей и населением в140 миллионов человек) фактически состоялась предкоронация. То, что Путин, как на Оскар, будет номинирован от партии власти кандидатом в президенты, предположить можно было вполне, но эстетика мероприятия была совершенно кошмарной. Мне представлялось, что должен был как минимум выйти какой-нибудь спикер от партии и сказать, что в результате консультаций появилось такое-то предложение… —Но Дмитрий Анатольевич сообщил: «Ваши аплодисменты дают мне право не объяснять»… — Эти же аплодисменты дают мне право сказать, что это был бенефис двух политиков под массовку, собранную в Лужниках. Всё это напоминает другой сентябрьский съезд—съезд в Германии 34-го года, который снимала для своего фильма «Триумф воли» Лени Риффеншталь. Во всяком случае зрелище было гораздо худшим, чем Лужники-2007, где Путин в чёрной водолазке объяснял, что построит всех от и до, а кого надо —закатает в асфальт. —Итак, выборы состоялись? — Всё было сделано для того, чтобы мы представили, что выборы состоялись. Но это не так. Думские точно не состоялись, потому что их результат непонятен, а до президентских ещё полгода, и предвосхищать результат неправильно. —Вы это серьёзно сейчас говорите? — 99,9 в периоде —не то же самое, что сто процентов. Пока матч не сыгран, урны не вскрыты, математически существует шанс изменить предсказуемость результатов. Почему я так говорю? Потому что ведь было что-то, что заставило Путина изменить план, который последовательно и чётко реализовывался с января этого года. А сюжет был вполне понятен: вот партия, вот Народный фронт, вот список партии во главе с Путиным, и вот Путин (условно говоря, 5–6 декабря — то есть после парламентских выборов) объявляет, что выдвигает свою кандидатуру на пост президента. Но произошло нечто важное, что изменило лицо избирательной кампании. Полагаю, 5 мая, когда было объявлено о создании Общероссийского народного фронта, никто не мог предположить, что всё закончится 24 сентября списком ЕР во главе с Медведевым. —Что произошло? —Думаю, проблема в рейтингах и в отношениях. Народный фронт не смог взогнать рейтинг Путина до небес 2007-го года, хотя Чуров может нарисовать сколько угодно. Но Путин, в отличие от нашего Грищенко, не хочет и не хотел таких выборов, какие прошли в Саратове в марте этого года. Путин хотел всенародной легитимности, он хотел, чтобы страна превратилась в Лужники образца 24 сентября. Существующий тандем (впервые за долгое время) показал, что в стране можно быть первым номером в политике, не занимая Кремль (такое удалось разве что Ивану Грозному). Кто может поспорить, что четыре года на посту президента Медведева главным был Путин? Поэтому Путину и хотелось всенародной легитимности. Но он построил вертикаль власти с равнодушным обществом. И если станет президентом, то станет президентом равнодушной страны. —Кстати, ровно год назад вы сказали в интервью нашей газете, что не думаете, что Путин будет выдвигать свою кандидатуру на третий срок. —Да, я говорил, что третий срок Путина был бы ошибкой. И он её совершил. Ход событий покажет, что никаких двенадцати лет у него нет. —Вам казалось, что если он объявит о своём решении быть президентом, это соберёт многотысячные митинги. Однако после объявления о рокировке в тандеме из 12 миллионов жителей Москвы на акцию протеста пришли несколько сотен… —Выйдут и тысячи. Никто не знает, что произойдёт 31 октября на Триумфальной площади, что будет 5 декабря или в апреле после президентских выборов. Посмотрим. Пока страна переваривает конструкцию «Путин на 12 лет». Очень многие уже захотели уехать. В реальную (не внутреннюю) эмиграцию. И им уже сказали, что границы открыты. Через три дня после этих слов ФМС сообщила, что загранпаспорта будут оформляться буквально за три дня. Это прозвучало как ответ тем, у кого их нет. —А что, собственно, изменилось по сравнению со вчерашним днём? Первый де-факто номер в политике решил де-юре занять это место. —Предопределённость. Здесь есть психологический момент. Если человеку сказать дату смерти (причём неважно, когда это произойдёт — завтра или через двадцать лет), жизнь его станет катастрофичной. Так и в нашем случае. Когда показали, что предопределено именно это и настолько, социум осознал потерю свободы выбора. —А так социум был не в курсе? —Вопрос в том, что Путин был лидером тандема, команды, а теперь создаётся режим его личной власти. То есть всё в стране повисает на нём (на его рейтинге, фамилии, физической персоне). В 2007 году Путин удержался от ошибки изменить Конституцию и стать Лукашенко, а сейчас не смог. Россия подвешена на двух нитях — цене на нефть и лично Путине. Трудно предположить, когда цена нефти опустится до 50 долларов за баррель или каково в дальнейшем будет состояние здоровья горячо любимого вождя. Это очень большие риски. —Несмотря на все ожидания, рокировка в тандеме многих шокировала. Считается, что Медведев предал свою аудиторию, которая поверила его словам о модернизации и той самой свободе, что лучше, чем несвобода. На ваш взгляд, вообще развилка-то была? Или второй путь существовал только в воображении и словах Медведева? —Была развилка. Медведев не врал в своих «хотелках». Однако старая договорённость, видимо, была такой мощной, что, когда пришёл час икс, все его «хотелки» были жёстко остановлены. Но на тот момент они уже были озвучены («Россия, вперёд!», курс на модернизацию, Сколково), причём с высокого поста — поста президента. И безусловно, у него появилась своя аудитория. И конечно, он её предал. Если бы он говорил: я — верный продолжатель, страна идёт вперёд семимильными шагами, мы строим суверенную демократию… Вот это было бы честным продолжением Путина во времени. Но он строил другой имидж. —Как вам видится, в стране начиналась кампания по выдвижению Медведева в президенты на следующий срок (с ведома Путина, разумеется)? —Нет. Я такого не заметил. —Тогда что такое история с «Правым делом»? —Попытка Медведева создать свою партию. —Личная, самостоятельная попытка, не согласованная с Путиным? —Если бы она была согласованной, с «Правым делом» всё было бы в порядке. —То есть Медведев рискнул выскочить из своего управляемого нано-костюмчика в большую политику? —Да. —Не верю, что Путин был не в курсе… —Он сразу стал в курсе. И показал, что печальны те походы во власть, на которые не испрошено разрешение и не получено добро. —Двумя днями реальной политики назвали СМИ раскол в «Правом деле». Были у Прохорова шансы? —Ни малейшего. Если бы они были, это означало бы, что политический строй сменился, нет больше вертикали власти и мы не строим суверенную демократию. Но мы живём в другой реальности. Это была последняя игра Медведева, проект под ковром, где ставки были колоссальные. И Медведев поднимал свои ставки. Ему казалось, что аудитории, которую он создавал, хватит, чтобы он смог на решающие переговоры прийти сильным. Этого ресурса не хватило. Медведев проиграл подковёрные праймериз и сдал ресурс. Решение закрыть проект «Правое дело» было принято за месяц до того, как об этом заявил президент. И только потом придумали Ройзмана. Какой Ройзман, когда речь идёт о российском престоле? —Некоторые западные СМИ очень жалеют Медведева: «Не грусти, маленький Дима»... —А что его жалеть? Ему же не судьбу Михаила Борисовича Ходорковского предложили. Ему предложили премьерство, лидерство в списке партии власти. Моя личная концепция: он получил больше, чем мог бы получить. И я бы не советовал сейчас никому внутри власти ссориться с Медведевым. Примеры Рахимова, Лужкова, Шаймиева, Миронова, Кудрина показывают, что этот человек может решать вопросы, если ему совсем надо. —Владислав Сурков как-то сказал: «Нет у общества «второй ноги», на которую можно переступить, когда затекла первая. В России нужна вторая крупная партия». «Правое дело» — уже не первый инициированный администрацией президента политический проект и ею же уничтоженный. —Всё создаётся по циклам. В 2003 году —«Родина», в 2007-м —«Справедливая Россия», в 2011-м—«Правое дело». Но с ним не пошло совсем. Потому что здесь речь шла о конфигурации президентских выборов, о том, кто будет первым номером. — Почему российским властям не удаётся выстроить одновременно и эффективно работающую, и подконтрольную им партийную систему? И вообще так бывает? — Нет. Как тактика создание второй партии —хорошо. Она аккумулирует большое количество голосов и перебрасывает их в поддержку «Единой России». Но две оппонирующие друг другу партии создать нельзя, если центр принятия решений находится в одной точке. Иначе эта вторая нога не живёт: ни левая —«Справедливая Россия», ни правая —«Правое дело», ни националистическая —«Родина». Большего одного цикла эти партии не выдерживают. У страны может быть две ноги (как Демократическая и Республиканская партии в Америке), у власти—нет. —А как вы думаете, почему Медведев позволил себе ляп о том, что Барак Обама и Хиллари Клинтон никогда не конкурировали между собой? И редактор «Эха Москвы» буквально за голову схватился: «Кто ж Вам такую глупость сказал, что Вы решили повторить её на весь мир? Вот горе-то...» — Может, это и не ляп, а циничный расчёт? Это фраза подействовала на того, на кого и должна была подействовать. Большинству объяснили, что у нас демократия не хуже, чем во всяких «заграницах». Там Обама с Клинтоном не воюют, и у нас Медведев с Путинным не воюют. И если это говорит президент, ему верят. Люди же не знают, как оно там на самом деле. Что же касается «погружённых», таких как Венедиктов, так им что ни скажи, на них никакие фразы не действуют. Другой вопрос, что кто-то оскорбится, что нас за идиотов держат. Тут ответ один: если вам кажется, что вас держат за идиотов, то вам кажется правильно. Власть свою точку зрения изложила. Теперь надо думать о тех, кто эту точку зрения не приемлет. —И что вы надумали? —В декабре в избирательных бюллетенях будет семь партий. Так случилось, что из демократических осталось только «Яблоко». Можно пропустить выборы и сказать, что голосовать не за кого, но для миллионов людей с демократическими взглядами это будет неправильный выбор. Давайте я вам нарисую страну образца марта 2012 года. В парламенте —«Единая Россия», ЛДПР, КПРФ, в марте же Путин избирается на шесть лет, а мы понимаем, что на двенадцать. Условно говоря, пожизненно. Как вам этот вариант? Вторая картинка: в думе четыре партии: ЕР, КПРФ, ЛДПР, «Яблоко». И Путин президент. Но только не с первого тура, а со второго. —С чего вдруг со второго? —Допустим, со второго. Это две разные страны весной следующего года. —Чем? —Тем, что в случае второго варианта любой человек понимает, что есть предел. Сейчас пределов нет: я встану рядом с богом, закрою любую партию, что такое с Транснефтью, когда с ней всё в порядке, кто такие Прилепин или Шевчук?.. —То есть вы набираете пять процентов, получаете один мандат, и это уже две разные страны? —Да. Наличие даже одного места в думе будет означать, что квинтэссецировано наличие трёх миллионов человек, которые отражают демократические взгляды. —Разве сейчас власть не знает о наличии таких людей? Разве не им Путин предлагал собираться не на площади, а за общественным туалетом, сказать под камеры всё, что думают, и, «цокая копытами, удалиться в сторону моря»? —А если за общественным туалетом соберётся три миллиона человек? Если бы всё это не влияло, то не придумывали бы такие комбинации, как с ОНФ. Зачем? Есть ЕР, есть «План Путина», есть сам Путин—наш президент. Но, значит, что-то происходит (личная неуютность или рациональное понимание, что страна —это баланс разных интересов), что заставляет действовать иначе. —Борис Немцов, например, призывает портить бюллетени, памятуя о тех же миллионах: мол, миллионы испорченных бюллетеней — это миллионы на Триумфальной площади. —Я считаю движение «Нах-нах» первым помощником нынешней политической системы. Агрегировать недовольных для того, чтобы не дать им возможности проголосовать за альтернативу, значит поддержать «Единую Россию». Если партию испорченных бюллетеней поддерживает, предположим, семь процентов населения, то после пересчёта бюллетеней 3,5 процента голосов достаются «Единой России». Поэтому, обращаясь ко всем гражданам, я повторяю слова Навального: приходите на выборы, голосуйте за любую другую партию, кроме «Единой России». Но обращаясь к демократам, я говорю, что им нужно голосовать только за «Яблоко». Сдать всё или оставить остров Крым —пусть каждый решит сам. —Каспаров призывал не голосовать за Явлинского, потому что «Яблоко» не пройдёт проходной барьер. —У нас есть реальный шанс это сделать. Как и у партии испорченных бюллетеней есть шанс набрать голоса сторонников. Это примерно одни и те же проценты. Только в нашем случае в парламенте будет кто-то, а в их —не будет никого. И это принципиальная разница. Вот такая альтернатива: парламент без демократов вообще или с нелюбимыми демократами из «Яблока». Но если вы идёте голосовать за демократию, права человека, нужные законы, нормальные взаимоотношения с Европой и США, за отсутствие сумасшедшего оборонного заказа, эту нелюбовь, мне кажется, нужно вынести за скобки. В общем, каждый, исходя из этой альтернативы, будет принимать решение. Кстати, эти выборы важны мне не как политику, а как гражданину. Объясню, почему. Я не вижу на этих выборах вариантов избрания себя в нынешней политической ситуации. Такого не было ни на одной избирательной кампании. Во всех выборах, в которых я участвовал, я ощущал пусть мизерную, но возможность быть избранным. Поэтому у меня сейчас такое же состояние лёгкости, как это было в 89-м году, когда я призывал тех ребят, с которыми учился в мединституте, идти на площадь. Дело не в мандатах или карьере, дело в чистой идее. Это не моя кампания. Эта кампания за мою страну.
Имя 0
0
Guest
"Новая газета": "Мятеж победителей".
К дискуссии о 25-летии октябрьских событий 1993 года



Этот материал вышел в № 109 от 3 октября 2018г.[IMG WIDTH=100 HEIGHT=100]https://static.novayagazeta.ru/storage/user/25/thumb_avatar_79c491acbf0d6bae21ce1a453ecea2be.png[/IMG][URL=https://www.novayagazeta.ru/authors/25]Борис Вишневский[/URL], обозреватель, депутат ЗакС Петербурга




Продолжая разговор, начатый Василием Жарковым (с большинством оценок которого я согласен), скажу, что о событиях осени 1993 года, когда президентским указом № 1400 были распущены Съезд народных депутатов России и Верховный Совет, а затем Белый дом был обстрелян и взят штурмом, спорят и по сей день.
Но если о причинах того, что в учебниках именуется «конституционным кризисом», можно спорить, то следствия представляются бесспорными. Главное из них — разрушение двух ключевых политических институтов демократического общества: парламентаризма и правового государства. После осени 1993-го в постсоветской России восторжествовало практически ничем не ограниченное самодержавие.
Сначала — о причинах. Господствующая в официальной историографии точка зрения: реакционный Верховный Совет тормозил реформы, проводимые демократическим президентом Борисом Ельциным, а потом поднял мятеж, который пришлось подавлять силой. При этом недопустимо говорить о «разгоне парламента», ибо ни Съезд, ни Верховный Совет парламентами не были: постоянно переписывали Конституцию, и вообще присвоили себе право решать любой вопрос.
Надо сказать, что мне — очевидцу как этих, так и предшествовавших событий, — еще с той поры куда ближе другая точка зрения, хотя и не разделяемая многими из моих друзей и единомышленников с демократическими убеждениями.
Мятеж действительно был, вот только мятежниками были Ельцин и те, кто его поддержали. Конституция того времени (как бы к ней ни относиться, но она была законно принятой, и ее надо было выполнять) не давала президенту права распускать или приостанавливать деятельность любых законно избранных органов государственной власти. А в случае если он себе такое позволит, его полномочия подлежали немедленному прекращению. И тот факт, что на стороне парламента тогда были персоны большей частью несимпатичные, ничего не меняет.
Что касается мифов о том, что это был «реакционный парламент», который «тормозил реформы», то стоит напомнить, что ровно этот же парламент выбрал Ельцина своим председателем, практически единогласно принял постановление о суверенитете России, поддержал введение поста президента РСФСР, оказал решительное сопротивление путчу ГКЧП в 1991 году, принял законы о приватизации, наделил президента «особыми полномочиями». В «реакционный» он превратился лишь после начала «радикальных экономических реформ» —
когда начал с этим реформами активно не соглашаться, когда выступил против намерений президента действовать, невзирая на закон, и когда стал отменять президентские указы.
Но почему он это делал: не потому ли, что реформы (о чем та часть демократов, которая потом собралась в «Яблоке», говорила еще тогда) проводились в интересах меньшинства, ухудшая положение большинства, чему парламент по своей сути обязан был сопротивляться? И ведь нет практически ни одного примера, когда что-то крайне необходимое и полезное для общества не было принято из-за сопротивления парламента, «связывавшего руки» президенту и правительству. Как нет практически ни одного примера принятия этих решений позднее — после декабря 1993 года, когда руки у президента и правительства были «развязаны» полностью.
Верховный Совет был парламентом, избранным на честных и свободных выборах (не чета нынешнему), сначала парламентской (1990–1991), а потом полупрезидентской (1991–1993) республики. И с одной стороны, Съезд (но не Верховный Совет) мог принять к своему рассмотрению любой вопрос, но с другой стороны — президент обладал большой властью, в том числе имея право самостоятельно назначать подавляющее большинство министров. Ну а «переписывание Конституции» в большинстве случаев было связано с введением президентского поста. Была ли эта политическая система оптимальной? Наверное, нет. Но то, что ее сменило, оказалось гораздо хуже. Кстати, нынешней Госдуме те, кто раздраженно требует не называть Съезд и Верховный Совет парламентом, в этом названии не отказывают. Хотя если бы сегодня у нас был такой парламент — многое было бы иначе.
После «черного октября» только-только зародившийся парламентаризм как политический институт в России практически перестал существовать. В новой Конституции побежденный парламент оказался «поражен в правах», в первую очередь — в части влияния на президента и исполнительную власть. Не имея возможности воспрепятствовать назначению негодного премьера даже ценой роспуска (а тем более — назначить свою кандидатуру), не имея возможности ни утверждать, ни смещать министров, не определяя ни внешнюю, ни внутреннюю политику, ни экономический курс, при де-юре прописанной, но де-факто нереализуемой процедуре преодоления вето президента, а тем паче импичмента ему, не имея прописанных в Конституции контрольных функций парламент не может быть полноценным законодательным и представительным органом.
Точно так же практически перестал существовать и институт правового государства, поскольку осенью 1993 года выяснилось, что прав не тот, на чьей стороне закон, а тот, кто сильнее.
С тех пор правом в России стала воля президента, возведенная в закон (а то и воля его наместников и подчиненных). Усугубило ситуацию право президента назначать почти всех судей в стране, и вносить кандидатуру Генпрокурора. Аналогичная модель после принятия новой Конституции была принята и в регионах, и началось построение «вертикали», авторитарного политического режима (который сегодня, микшируя его сущность, некоторые любят называть «гибридным»).
Результаты известны. Исполнительная власть избавилась от парламентского контроля, начала принимать решения без малейшего учета интересов общества и без малейшей ответственности перед ним и, естественно, стала коррумпированной и некомпетентной. А чтобы сохранить такое положение вещей и дальше, направила все усилия на собственную несменяемость, в чем серьезно преуспела.
Надо отчетливо понимать, что эта модель появилась не при Путине, а четверть века назад. Второй президент России лишь творчески развил ее основные положения.
Имя 0