Семья – мачеха

7 Июня 2016
Только ленивый не обсуждает сейчас историю о том, что шестилетний балаковец попал в реанимацию Детской городской больницы с сильной дистрофией. Новость получила дополнительный резонанс, после того как на очередной планерке в администрации БМР заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Сания Аблязова зачитала свой доклад «О профилактике жестокого обращения с несовершеннолетними на территории Балаковского муниципального района». Журналисты поинтересовались, почему все социальные службы проморгали столь вопиющий случай.

Напомним, что, когда ребенок оказался в больнице, он весил всего 9 с небольшим килограммов. Он находился в коме, на грани жизни и смерти, на всем теле были пролежни. Врачам удалось выходить мальчика. Он пришел в себя, разговаривает, и теперь его жизни ничто не угрожает. Тем не менее, как сказала уполномоченная по правам ребенка в Саратовской области Татьяна Загородняя, навестившая мальчика в больнице: «Ребенок все время просит кушать. У всех. И даже у меня просил принести ему каши. Это очень страшно. Как после блокадного Ленинграда или концлагеря».

Сейчас комиссия по делам несовершеннолетних активно разбирается со случившимся и выступает инициатором лишения родительских прав обоих родителей. В отношении отца возбуждено сразу 2 уголовных дела, одно из которых по п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ «Истязание: причинение физических или психических страданий в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного», на основании того, что ребенка не кормили должным образом. Согласно этой статье, нерадивому папаше грозит лишение свободы на срок от трех до семи лет.

Немного из истории семьи

В 2011 году молодые родители, имея двух сыновей 2008 и 2009 годов рождения, развелись. А поскольку мать детей нигде не работала, то суд определил место жительства мальчиков с отцом. Согласно решению суда, матери полагалось раз в неделю навещать детей. Однако она никак не давала о себе знать с момента развода. Полностью всю заботу о детях взял на себя отец вместе со своей сожительницей. Вскоре у гражданских супругов появился совместный ребенок. Мужчина работал дворником на БРТ и получал около 6 тыс. руб. В 2015 году ситуация в семье резко ухудшилась. Отец потерял работу, а его новая жена не желала и не собиралась работать.

Где были соцслужбы?

Как следовало из объяснений, прозвучавших на планерке в администрации, специалисты Балаковского центра социальной помощи семье и детям “Семья” практически целый год не могли попасть в квартиру к этой семье, имеющей статус находящейся в трудной жизненной ситуации. Хотя, как отметила Сания Аблязова, если уже имелась информация об ухудшении их материального положения, специалисты центра просто обязаны были передать дела в комиссию по делам несовершеннолетних. Тогда бы семье был присвоен другой статус – находящаяся в социально опасном положении – и ею уже занималась бы комиссия по делам несовершеннолетних. А работники центра лишь сообщали: мы приходили, но двери нам не открыли. Потом выяснилось, что семья переехала, но никто не знал куда, так как ни в социальные, ни в медицинские службы они сведения не подавали.

Почему центр «Семья» не забил тревогу, не сообщил о странной ситуации ни участковому, ни в другие социальные и правоохранительные органы? Эти вопросы мы адресовали директору «Семьи» Светлане Колосовой. «Когда дело будет закрыто, мы все расскажем», – сообщила она, видимо опасаясь, что судебные разбирательства по поводу недобросовестного отношения к своим обязанностям в полной мере могут коснуться возглавляемого ею учреждения.

На том же заседании замглавы администрации по социальным вопросам Людмила Савочкина начала рьяно защищать соцслужбы, утверждая, что их вины, даже косвенной, в случившемся нет. В доказательство привела примеры халатности отца ребенка и его полного пофигизма к жизни. Так, он и его сожительница, находясь в крайне бедственном материальном положении, сами за себя не хотели хлопотать. «Родители детские пособия не оформляли – в их случае сумма составляет 1500 руб. в месяц. Когда выделили бесплатное направление в садик, на медкомиссию детей не водили, документы для получения льгот как многодетная семья тоже были просрочены», – сказала Людмила Николаевна. По ее словам, старшего мальчика спасло от дистрофии лишь то, что он ходит в школу и там его кормят. Но где были учителя, психолог школы, видя, что этот ребенок недоедает, а его психологическое и физическое состояния уже давно перестали быть нормальными?

На что семья жила, питалась, одевалась – неизвестно.

Как видим, сейчас вопросов больше, чем ответов. Главный из них, конечно адресован родителям – почему ребенка чуть не заморили голодом. Но не будем сбрасывать со счетов и безответственность официальных учреждений, призванных защищать детей и обеспечивать соблюдение их прав. Служб таких у нас много, штат в них немаленький – а вот все равно проглядели.

Д. ЛОРЕНЦ
Источник:  Упрямые факты №22 (490) 07.06.2016
Короткая ссылка на новость: https://www.upfa.ru/~JH4FE