Зачем нам знать про другие народы?

18 Октября 2016
В Балакове, как и во многих других городах России, 4 октября прошел большой этнографический диктант. Писали его на двух площадках – в гимназии № 1 и в школе № 28.

В ТЕСТОВОМ РЕЖИМЕ

Когда я пришла в гимназию, охранник сразу же, не спросив ни удостоверения личности, ни паспорта, пропустил меня на диктант. Несмотря на то что начало было объявлено на 12 часов, в помещении пишущего народу уже не было. Оказалось, что ученикам в этот день добровольно-принудительно организовали написание диктанта на уроках. Других же энтузиастов не наблюдалось. Со словами «Потом сюда впишете свои имя и фамилию» мне выдали бланк с вопросами и сертификат о прохождении диктанта. Затем преподаватель – как предполагаю, это была ответственная за мероприятие – вышла, оставив меня один-на-один с заданием. Как я и думала, диктовать никто ничего не собирался. Предстояло заполнить тест. Конечно же, можно было пользоваться дополнительной литературой (если таковая была с собой), использовать телефон с интернетом или позвонить знающему человеку.

ИЗБА ИЛИ ЯРАНГА?

Готовясь к проверке знаний, я предварительно прошла онлайн-тестирование по этнографии на сайте miretno.ru. Там было 10 вопросов. Однако непосредственно на диктанте на официальном бланке их значилось 30, причем все довольно сложные.  Легким показалось такое задание: выбрать из предложенных вариантов те страны, которые раньше входили в число 15 союзных республик. Или же определить, какому народу принадлежит то или иное национальное угощение, ведь у всех на слуху и украинский борщ, и белорусские драники. Мне даже удалось безошибочно перечислить компоненты, входящие в питательное блюдо азиатских народов – их фирменный «тибетский» чай, куда помимо плиточного спрессованного чая входят молоко, соль и сливочное масло. Ответ я знала от руководителя нашей вокальной студии, специалиста по восточным яствам и мудростям.

Вполне возможно было угадать, как называются жилища разных народов нашей страны – юрта, изба, яранга. Да и первые строчки Конституции РФ были мне знакомы. Также, подумав, не составило большого труда написать, какие самые многочисленные народы проживают на территории РФ. А вот с самым многоязычным народом мне не повезло. Я указала Дагестан, а  оказалось, Кабардино-Балкария.

ДЛИННЕЕ, ЧЕМ «ИЛЛИАДА»

Сложнее было с национальным эпосом. Вот пример одного из вопросов: “ЮНЕСКО объявило якутский эпос одним из шедевров устного и нематериального наследия человечества. Его песни исполняются непрерывно в течение семи дней и ночей. Самая длинная состоит из 36 тысяч стихотворных строк, это более чем в 2 раза длиннее, чем “Иллиада” Гомера. Как называется эпос якутского народа?” И варианты ответов: “Калевипоэг”, “Манас”, “Витязь в тигровой шкуре”, “Нарты”, “Олонхо”, “Джангар”, “Пополь-Вух”. Я наобум поставила “Олонхо”, так как этот вариант по звучанию понравился мне больше всего. И, представьте себе, угадала!

Еще изрядно пришлось поломать голову над тем, какие народы говорят на тюркских и на финно-угорских языках.

КТО ТАКОЙ ЛОПШО ПЕДУНЬ?

Интересным показался вопрос про национальные головные уборы. Найдя русский кокошник, я обрадовалась, что хоть один ответ в моей работе будет правильным. Или вот вопрос про плута и озорника, который у разных народов носит разные имена. У южных славян это Хитрый Петр, у армян Пулу-Пуги, у фламандцев и немцев Тиль Уленшпигель, Пэкалэ и Тындалэ у румын и молдаван, Федор Набилкин у белорусов, Лопшо Педунь у удмуртов. А как называется подобный персонаж в фольклоре народов Средней Азии, Ближнего Востока и Кавказа? В числе ответов были такие: Алдар-Косе, Кемине, Ходжа Насреддин, Будамшу, Сеня Малина, Ахмет Акай. И, как многие уже догадались, правильный вариант – Ходжа Насреддин. Ему всегда удавалось провернуть трудное дело шутя, при этом обведя остальных вокруг пальца. Хорошо, что в мое детство печатали журналы для ребятни с историями про этого весельчака.

КОМУ ЭТО НАДО?

Вскоре аудитория, предназначенная для диктанта, потребовалась для проведения уроков. Меня попросили перебраться в учительскую, где уже шла проверка ранее написанных работ.  Мне выдали правильные ответы, и я тоже смогла проверить, насколько успешно справилась с тестом. В результате моих знаний хватило на 62 балла. В процессе стала свидетелем такого разговора между учителями:

– Вот еще ерунду придумали, у нас своей работы полно, так еще и этот диктант, – сетовала одна.

– И зачем школы заставили его проводить, будто нам больше делать нечего? – вторила другая.

А третья была озадачена выполнением плана:

– Сколько нам надо, чтобы было написано работ? Сто?

– У нас пока меньше, – послышалось в ответ.

– Значит, сейчас сами сядем и будем анонимки делать...

Еще говорили о том, что для проведения диктанта обещали привлечь волонтеров, но почему-то их не прислали. Сетовали, зачем так много нужно представить работ, ведь с их проверкой следовало управиться в этот же день до четырех часов.

И мне стало немного грустно, что к этнографическому диктанту у нас подошли формально, проведя его просто «для галочки», добавив лишь дополнительной нагрузки учителям.

Д. ЛОРЕНЦ
Источник:  Упрямые факты №41 (509) 18.10.2016
Короткая ссылка на новость: https://www.upfa.ru/~vumsp