Всё будет хорошо!

Всё будет хорошо!
29 Мая 2018
В минувший четверг школы города превратились в пышные сады, в которых самыми яркими цветами были выпускники одиннадцатых классов в окружении своих учителей и родителей. Весело и шумно школьники Балакова отпраздновали свой последний звонок.

Торжественные мероприятия проходили 24 мая во всех школах Балаковского района. Сценарии, разумеется, разные, суть одна – сделать праздник особенным, незабываемым.

Школа № 25 в этом году выпускает в большую жизнь 48 одиннадцатиклассников. Если бы не традиционные белые банты и фартучки девочек, можно было подумать, что в актовом зале школы проводится кастинг моделей – настолько красивы наши выпускники, все до единого.

– Я планирую поступать в Вольское военное училище, – признаётся Семён Заболотный. – Комиссию уже прошёл, годен. Поэтому сейчас самое важное и сложное для меня – сдать экзамены.

Во время торжества Семён и ещё несколько ребят из двух выпускных классов получили грамоты за активное участие в общественной жизни. Учитывая, какая нынче нагрузка в школах, остаётся лишь удивляться, как у них хватает времени ещё и на общественную работу, и не только! Например, Анастасия Андриевская – одна из самых активных участниц школьной художественной самодеятельности.

– Я решила поступать в театральный институт, – открыла свой секрет Настя. – Понимаю, что там сотни талантливых ребят составят мне конкуренцию, но руководитель театральной студии сказала: «Все шансы у тебя есть» – поэтому надо их использовать.

Выпускница Елена Ковальчук недавно вернулась из Америки, где проходил международный конкурс научных проектов школьников Intel ISEF. В Питтсбург съехались тысячи школьников из сотни стран мира. Команда из России заняла 9 призовых мест в различных номинациях – от химии до робототехники. Здорово, правда? Только внешность одиннадцатиклассницы совершенно не вяжется ни с наукой, ни с техникой. Ей бы в модели, но она непреклонна:

– Планирую поступать в Москву или Санкт-Петербург, и только в вуз технической направленности. В будущем хочу заниматься чем-то полезным, работать ради воплощения в жизнь своих проектов в сфере науки.

Как пояснила мама девочки Виктория Юрьевна, наука заинтересовала дочь после визита в школу Николая Андреевича Устинова, доцента Балаковского филиала БИТИ НИЯУ МИФИ.

– Он предложил: «Приходите со своими идеями, разрабатывайте их, и в последующем будем ваши изобретения патентовать». Я считаю, что техническое направление – это перспективно, и, конечно, буду поддерживать все начинания, новаторство дочери, если они принесут пользу обществу.

Вообще, в атмосфере праздника трудно было понять, кто здесь родители, а кто учителя. Разве что к учителям дети обращались по имени-отчеству. И уважения, обожания школьники скрыть не могли да и не хотели.

– Наш классный руководитель Татьяна Валентиновна Плотицына с нами всего два года, – говорит Глеб Мыскин. – Но мы уже успели привыкнуть друг к другу. Да и неудивительно – она с нами всегда и везде. Можно сказать, что Татьяна Валентиновна нас видит больше, чем наши родители.

После сдачи ЕГЭ Глеб получит от шефа школы «ФосАгро» целевое направление в вуз по специальности энергообеспечение, на бюджетное отделение. А потом, уже с дипломом, вернётся на предприятие работать.

– Ну а что вы хотите? Это «сливки», собранные со всех девятых классов, – гордо заявляет классный руководитель Валентина Плотицына. – Я сегодня выпускаю двадцать одного школьника. Это для них праздник, для меня праздник. Мы за два года учёбы стали единым целым. Я называю их своими детьми. Мои муж и сын давно к этому привыкли и спрашивают меня: «Как там твои дети?»

Татьяна Валентиновна давно поняла, что между учителем и классным руководителем пропасть. Классный руководитель переживает за всех сразу и в отдельности за каждого. Это как многодетная мама, способная на самопожертвование. Понятно, что предстоящее расставание для неё и для выпускников – серьёзное испытание. И девичьи слёзы, и грусть мальчишек объясняются просто:

– Мы прикипели ко всему, – признался Вячеслав Соболев. – К одноклассникам, нашим учителям, к школе – за 11 лет здесь очень многое изменилось. О школе у меня самые лучшие впечатления останутся.

Вячеслав тоже определился с вузом. Он намерен поступать в МГИМО, на факультет международного права. Возможно, спустя десять лет сегодняшние выпускники соберутся в своей родной школе. И когда на сцену выйдет солидный мужчина, все узнают в нём своего одноклассника, но это уже будет не Слава, а Вячеслав Михайлович Соболев, известный юрист-международник. Своих учителей он поблагодарит за знания, терпение, любовь, а начнёт речь словами «На правах выпускника этой школы…». Совсем как Александр Балуков, заместитель главы администрации БМР по экономическому развитию и управлению муниципальной собственностью. Александр Валентинович каждый год приезжает в родную 25 школу, чтобы поприветствовать учителей, а выпускникам сказать напутственные слова, как и в этот раз:

– Вот и повзрослело ещё одно поколение наших ребят. Пришла пора проявить блестящие знания на выпускных экзаменах. Впереди у вас выбор профессии и определение своей дальнейшей судьбы. Я хочу, чтобы учителя и родители гордились вами. Впереди у вас дорога к новым, неизведанным вершинам. И каких бы вы вершин ни достигли, помните, что свой путь начали здесь, в 25 школе.

Всех, кто выступал с речами во время праздника, приветствовали бурными аплодисментами. Самые оглушительные прозвучали, когда директор школы Елена Витальевна Теплова произнесла:

– Я рада сообщить: на основании приказа № 189 от 21 мая 2018 года по СОШ № 25 к государственной итоговой аттестации по программам среднего общего образования допущено 48 обучающихся 11 класса А и Б. Допущены все.

Радовались дети, родители, учителя. Как будто самые сложные испытания уже пройдены. А может быть, они просто уверены, что всё будет хорошо.

М. СИОВА
Источник:  Упрямые факты №21 (591) 29.05.2018
Короткая ссылка на новость: http://www.upfa.ru/~eoXhx
0
Guest
30.05.18. Газета "Завтра": "ПАМЯТКА ЮНОМУ ПУТИНЦУ: ВЕРЬ ТЫ КРЕПКО В АМФОРУ..." Александр Климов, блоггер, математик, город Саратов: "Будь к России ласковым. Не люби Америку. Верь ты крепко в амфору, Что нашлась у берега. Прочь сомненья разные! Восхищайся дерзостью. Вспоминай прекрасное-- Тот полет со стерхами. Даже если гой ты-- Верь в прорыв к Свободе, В Колю с Уренгоя, Что спасает Родину. Крепче крути гайку. Вспоминай о вечности. Верь в задор Чубайса И Святого Сечина. На собраньях руку Держи твердо, прямо. Верь в Святую Щуку В двадцать килограммов."
Имя 0
0
Guest
Идель-Реалии - филиал Радио Свобода - Иностранного Агента: Саратовских активистов "Открытой России" будут судить по трем доносам Апрель 12, 2018 катерина маяковская Александр Никишин Александр Никишин Поделиться Комментарии Распечатать Прокуратура Волжского района Саратова возбудила административное дело в отношении регионального координатора движения "Голос" Александра Никишина и юриста "Голоса" Дениса Руденко. Поводом для интереса правоохранителей послужили показания трех свидетелей — Александра Глущенко, Владимира Чарского и Александра Стрыгина. Правозащитникам вменяют совершение правонарушения, предусмотренного ч. 20.33 КоАП РФ — "Осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории России ее деятельности". Глущенко, Чарский и Стрыгин, чьи показания начинаются со слов "являюсь патриотом своей страны", утверждают, что в 18 ноября прошлого года в офисном центре "Сити-Холл", а затем в кафе "Арабелла" состоялись мероприятия, в ходе которых присутствующие решили создать региональное отделение "Открытой России", включенной в список так называемых "нежелательных организаций". Дело будет рассматривать мировой судья судебного участка №4 Волжского района Дарья Щербакова. Лидер саратовского "Голоса" Александр Никишин в беседе с корреспондентом "Idel.Реалии" объяснил, что вышеупомянутые мероприятия действительно имели место, однако никакого отношения к "нежелательной" "Открытой России" их объединение не имеет. — Не знаю, почему эти три господина решили написать доносы. Естественно, саратовский клуб по интересам с названием "Открытая Россия" не имеет никакого отношения к британской нежелательной организации. Возможно, они давали показания против нас из-за личной неприязни или в интересах третьих лиц. Судить об этом рано. Главное, что их показания совпадают почти полностью, а именно, 70 процентов текста полностью идентичны и повторяются слово в слово, — рассказал Александр Никишин. Любопытно, что Александр Глущенко и Александр Стрыгин имеют отношение к редакции "Свободных новостей" — СМИ, в котором работает Никишин. Глущенко работал в издании, однако после того, как сообщил прокуратуре о предполагаемом нарушении, решил уволиться. Трудовой договор был прекращен по взаимному согласию сторон. В свою очередь, Стрыгин "настойчиво пытался устроиться в редакцию на должность начальника службы безопасности, которой в штате, естественно, не существует", пишет Александр Никишин на своей странице в Facebook. "Все смеялись. И он, похоже, сильно обиделся," — резюмирует автор.
Имя 0
0
Guest
про Коннычева, Алимову, Денисенко, Калашникова, Лукьянова, Самсонову, Мурыгина, Евстафьева
Журнал "Сноб". Писатель Виктор Ерофеев. Крах русской оппозиции 5 ИЮНЯ 2018 8:54 Писатель Виктор Ерофеев предлагает нам ответить на вопрос, от кого зависит будущее России ЗАБРАТЬ СЕБЕ Какая власть, такая и оппозиция? Во всяком случае на фоне достойной армянской революции, с одной стороны, а с другой — превратившись в подполье грызунов, терпеть не могущих друг друга, в разбитое зеркало, осколки которого отражают лишь собственное несчастье, наша оппозиция представляет собой жалкое зрелище. И нынешний скандал вокруг воскрешения Бабченко, скандал, который в очередной раз лихорадит оппозицию, — это только один из симптомов системного кризиса наших либерально-демократических идеологов, готовых собачиться по всем вопросам: и по выборам, и по программам, и по личной неприязни, и по недоверию к единоверцу-сопернику. Конечно, скандал в Киеве — уникальный, о котором хотелось бы знать как можно меньше деталей. Не видеть эту фотографию с аккуратно разлитой свинячьей кровью, не слышать о 30 приговоренных к смерти — все это гоголевские масштабы! Но детали явились, и обрисовался примечательный парадокс, когда непримиримый журналист вольно или невольно так подыграл Кремлю, что ему уже пора как патриоту ставить памятник рядом с Мининым и Пожарским или, во всяком случае, когда-нибудь его следует похоронить на Новодевичьем кладбище. Впрочем, он ни в чем не виноват. Его ликование по поводу гибели мальчиков из военного ансамбля, как и желание танцевать на могиле Путина или мечта увидеть американские танки в Москве — это просто показатель политического невежества, ибо ненависть, как и месть, — холодное блюдо, а не инфантильное веселье. Фото: Maxim Zmeyev/Reuters Как же деградировала наша оппозиция всего за несколько лет, от взаправду убитого Бориса Немцова, человека мирового масштаба, остроумного и эрудированного, до матерных вензелей воскресшего радикала! Детская болезнь политического радикализма, подмеченная когда-то Лениным по другому поводу, вообще свойственна незрелому уму, который наслаждается спорами и скандалами. Этой детской болезнью поражены многие непримиримые журналисты, которые из расследователей властных преступлений самовыдвинулись в моральные судьи, превратились в доморощенные мелкие «совести» нации, которые выносят свои высокие приговоры всем подряд, от олигархов до трусливых обывателей, и очень часто — друг другу. Генетически связанные с совком, они всех подозревают в доносительстве, стукачестве, трусости, флирте с Кремлем. Теперь, когда в стране увеличился черный простор страха, они лихо разоблачают коллаборационизм и компромиссы людей, которые вынуждены жить и работать в авторитарной системе. Коллаборационизм — родимое пятно на теле так и не познавшей настоящей свободы России, и кто должен судить о допустимости того или иного компромисса, кто определит красную черту нерукопожатия — это особый вопрос. На моих глазах как-то и Пушкин получил ***, оказавшись в глазах новоявленных революционеров не слишком принципиальным врагом самодержавия (ну да, прославил подавление польской революции!). Но мне дороже Пушкин, чем эти штопаные моралисты. Да и не только мне, а всей культуре России. Из-за бугра Россия действительно выглядит фантастически. И ей хочется подсказать самые решительные действия. Сидишь в Лондоне и подсказываешь. Не успел подсказать — опять все идет через жопу Если бы ситуация в России не была бы столь отчаянной, все наши пламенные революционеры пригодились бы точно, но потому-то они и стали пламенными, что ситуация стала отчаянной. Когда же во главе оппозиции оказываются люди не менее близорукие, чем власть, не менее догматичные и тщеславные, чем пропагандисты федеральных каналов, неряшливо образованные (как говорил Пастернак об одной своей знакомой: «А ты прекрасна без извилин» — впрочем, в его стихах это имело несколько иной смысл), то на какое будущее нужно надеяться России? Среди непримиримой оппозиции есть, впрочем, и замечательно образованные люди. Уже в основном оказавшиеся по ту сторону бугра. И тут еще одна проблема. Из-за бугра Россия действительно выглядит фантастически. И ей хочется подсказать самые решительные действия. Сидишь в Лондоне и подсказываешь. Не успел подсказать — опять все идет через жопу. И снова подсказываешь. И так до бесконечности, потому что страна в изоляции к правде никогда не пробьется. Но отрыв от страны, где все через жопу, все-таки чувствуется, все больше и больше. Ну, хорошо. Непримиримая оппозиция шума и ярости, передравшаяся между собой и в Москве, и в Вильнюсе, и в Вашингтоне, — это, как правило, подарок Кремлю. Кремль, впрочем, панически реагирует на подарок, репрессии множатся, но в глубине души (если у Кремля есть душа) он знает, что это собрание не имеет отношения к будущему России. Как и раньше в истории, наше будущее будет, скорее всего, зависеть от тех причин, которые к нашим действиям не имеют никакого отношения А что имеет? И что же делать? Ставить на тех, кто готов по каким-то своим соображениям идти на поклон к Кремлю, участвовать в выборах и в диалоге с властью? Мы видели в последнее время такой пример. Он что, лучше? Да нет, игра в независимую политику за спиной сенатора-мамы и товарищей из АП тоже вызывает отторжение и кучу вопросов. Известно, что в Восточной Европе бархатные революции победили и в результате компромисса (в сегодняшней Армении, очевидно, тоже). Я видел лет десять назад на какой-то конференции в Лионе, как за одним столом сидели генерал Ярузельский и Адам Михник, палач и жертва, и пили, чокаясь, вино: «вспоминали минувшие дни». Адам позвал меня — мы стали пить втроем. В Лионе это получилось. А у нас не получится. У нас нет своего Ярузельского — у нас другие силовики, не польская шляхта. Почет и уважение поденщикам правозащитной деятельности: они в «Мемориале» и в других сокровенных местах делают важное и нужное дело, защищают, как только могут, попавших в беду. Почет и уважение независимой, близкой по ценностям к Европе части нашего общества. Но у всех них нет рычага, который мог бы перевернуть наш мир. Как и раньше в истории, наше будущее будет, скорее всего, зависеть от тех причин, которые к нашим действиям не имеют никакого отношения. Конечно, однажды Россию верхи довели до революции — всем мало не показалось. Можем повторить? А зачем? И на Берлин снова идти незачем, и в революцию тоже незачем играть. Фото: Maxim Shemetov/Reuters И что остается бедной стране? Биология. Сталин умер — пришла оттепель. Брежнев со своими соратниками состарился, умер — пришла перестройка. Хрущев надоел своим «волюнтаризмом» — сняли. Это уже переворот. Но в России никогда не было власти тех самых скреп, которыми оказались друзья-чекисты. И здесь надо считаться с тем, что они одного своего заменят на своего же другого. Оппозиция останется такой, какая она есть. Бить ее будут, конечно, отчаянно. Она не изменит своей природе. А избавление может прийти только случайно. И эта случайность станет богом. И на эту случайность надо молиться. А если не будет случайности, то историческое время перемен отодвинется так далеко, что ничего и никого не останется. Ни пламенных революционеров, ни идущих с челобитной в Кремль романтиков компромисса. Ни правозащитников, ни независимых деятелей культуры и науки. Как же так? А что будет? Ну, что-то совсем другое.
Имя 0
0
Guest
Блог Игоря Яковенко: вторник, 5 июня 2018 г. МЕДИАФРЕНИЯ - 256. ЗАКАТ ДЛИНОЮ В СОТНИ ЛЕТ В нынешнем, 2018 году исполняется ровно сто лет с момента первой публикации книги Освальда Шпенглера «Закат Европы». Каждая цивилизация – их немецкий философ насчитывал восемь штук – имеет, по мнению Шпенглера свою душу, которая, подобно человеку, рождается, взрослеет, стареет и умирает. Что касается европейской цивилизации, внутри которой сам Шпенглер находился и писал этот труд, то ее судьбу философ оценивал крайне пессимистически, считая, что Европу в самое ближайшее время ждет упадок и гибель на радость юным народам и чужеземным завоевателем. С тех пор Европу хоронили часто и многие. Что не мешает Старому Свету продолжать жить и оставаться одним из главных центров мирового развития, одним из самых привлекательных и удобных для жизни мест на земле. Нечто подобное происходит и с журналистикой. Ее похороны справляет каждое поколение журналистов. Последняя тризна по журналистике связана с «убийством» и «воскресением» Аркадия Бабченко. Причем, ладно бы хоронили одного журналиста Бабченко, ему не привыкать. Так вместе с ним хоронят всю профессию, которые одни зачем-то называют «четвертой властью», другие дразнят «второй древнейшей». Журналист «Новой газеты» Павел Каныгин опубликовал статью под многозначительным заголовком «Прощание с журналистом Бабченко» в которой объявил о смерти прежней журналистики и начале новой «мерзкой эры» в профессии: «Многие пишут, что 30 мая Аркаша умер как журналист, вступив в беспрецедентную в историю коллаборацию с секретными службами. Мне кажется, проблема еще и в другом. Умерли как журналисты мы, а Аркаша просто ознаменовал начало новой и довольно мерзкой эры в нашей профессии, где даже подтвержденная смерть человека будет подвергаться сомнению и становиться частью спектакля, едва отличимого от реальности». Конец цитаты. Журналистику хоронили и объявляли ее моральную гибель намного чаще и усерднее, чем «закатывали» Европу. Среди первых был Л. Уилмер написавший в 1860 году книгу «Наша газетная шайка». Оскар Уайльд в 1890 писал: «Что касается современной журналистики, то я отнюдь не собираюсь ее защищать. Она оправдывает свое существование великим законом Дарвина о выживании вульгарнейших». Простой перечень известных и весьма достойных людей, отметившихся в разное время на похоронах журналистики, состоял бы из многих тысяч прекрасных имен. Состояние кризиса – норма для журналистики, находящейся на стыке многих сфер и профессий. Начало «новой мерзкой эры»? А 74 года в статусе «подручных партии» - это как, не мерзко? А участие в шоу «голосуй или проиграешь!», издание газеты «Не дай Бог!» и весь этот предвыборный шабаш в 1996 году – не прощание с журналистикой? А священные информационные войны за «Связьинвест» - это что, журналистика? В сфере медицины есть доктора Менгеле и Швейцер. В сфере медиа Киселев и Соловьев с одной стороны, Щекочихин и Политковская – с другой. Мерзким содержанием профессию наполняют вполне конкретные люди, а сама профессия тут не при чем. И никакой «новой мерзкой эры» Бабченко в журналистике не открыл. Просто вся эта история вскрыла то мерзкое, что было в конкретных людях всегда, а тут зачем-то полезло наружу. «МК» ИЛИ ПРОБЛЕМА ДЕРЬМА В ТРАВЕ Газета «Московский комсомолец» отличается от «Комсомольской правды», НТВ и других частей и подразделений путинских информационных войск тем же, чем дерьмо в траве отличается от коровьей лепешки, лежащей на открытом месте – риск вляпаться намного выше. С «Комсомолкой», «Российской» или с федеральными каналами все ясно с первого взгляда – кремлевская обслуга в чистом виде, без примесей. О Путине – ни слова критики, о его оппонентах – ни слова правды. В «МК» критики Путина сколько угодно. Взять хоть сериал «Письма президенту» Александра Минкина – сплошная критика. Правда, поданная в весьма специальной упаковке. Так придворный шут позволяет себе дразнить и ругать царя. Шуту можно, поскольку он щиплет царя за пятку, самим фактом своего придворно-шутовского статуса подчеркивая легитимность царского статуса. Есть царь с короной, есть шут с колпаком – все на своих местах, все правильно. Против Бабченко «Московский комсомолец» открыл настоящую информационную войну на уничтожение. Сначала врага клеймил позором Минкин. Затем Павел Гусев объявил Бабченко «подонком», «негодяем», «предателем» Родины и профессии. Комментировать Минкина и Гусева дело вполне неблагодарное, поскольку что на том, что на другом клейма ставить негде. А вот телекритик «МК» Александр Мельман в чем-то особо позорном замечен не был и про телевизор путинский писал вполне здравые и адекватные вещи. А тут, то ли команда от Гусева поступила примкнуть к изничтожению Бабченко, то ли сам решил отметиться, но написал Александр Мельман дивную статью под громовым названием «О кризисе российской журналистики». Не «Закат Европы», конечно, но тоже сильная вещь. «Западло это или не западло?» - по-нашему, по-журналистски вопрошает Мельман, имея в виду возможность для журналиста сотрудничать со спецслужбами. И тут же отвечает: «Сотрудничать со спецслужбами – значит быть сливным бачком и больше никогда уже не быть журналистом». После чего Мельман формулирует чеканное правило: «Никогда не сотрудничать со спецслужбами. Ни при каких обстоятельствах». Хорошее правило, правильное. Только вот про «никогда» и про «ни при каких обстоятельствах» надо бы подробнее. И глагол «сотрудничать» требует уточнения. Любое соприкосновение означает сотрудничество или не любое? Попробуйте при освещении теракта не соприкасаться со спецслужбами. Или в ходе журналистского расследования, если оно касается темы, которая находится в сфере интересов спецслужб. Отдельный вопрос о том, касается ли данный запрет спецслужб любой страны, или только России. Если любой, то великий Боб Вудворд должен немедленно вернуть свою Пулитцеровскую премию, полученную, в том числе за расследование «Уотергейта», поскольку источником информации был заместитель директора ФБР Марк Фелт, скрывавшийся под псевдонимом «Глубокая глотка». Или запрет на сотрудничество касается только тех спецслужб, которые являются наследниками ЧК-НКВД-МГБ-КГБ? Если так, то насколько СБУ в той же мере является наследницей КГБ, в какой ею является ФСБ. Ответ на этот вопрос требует серьезного анализа, провести который ни я, ни Мельман явно не в состоянии. Не уверен, что полностью прав Евгений Киселев, который утверждает, что СБУ полностью оборвала пуповину, связывающую ее с КГБ и теперь это структура, в которой служат «люди совершенно другого замеса, нежели их российские коллеги». Тот аргумент, что в кабинетах украинских спецслужб не висят портреты Дзержинского, имеет скорее символическое, чем решающее значение. Но все же пути Украины и России довольно сильно разошлись и это не может не сказываться на характере спецслужб. Вернемся к статье Мельмана, которая была нацелена не только против Бабченко, но и против Евгения Киселева, которого сотрудник «МВ» называет «агент КГБ Алексеев». Сотрудник «МК» Мельман знает, что под кличкой «агент КГБ Алексеев» Евгений Киселев «служил в Афганистане переводчиком, никого не убивал, не доносил, не подличал". "Мне так кажется», - великодушно замечает Мельман. Но тут же выносит суровый приговор: «Но сотрудничал, да». Сегодня без специального расследования трудно утверждать, как почти 40 лет назад вел себя во время прохождения срочной службы в Афганистане Евгений Киселев, которому тогда было чуть за двадцать. Но вот то, что написал сотрудник «МК» Мельман, это чистейшая подлость. С небольшой примесью глупости. Поскольку знать достоверно, что человек является агентом КГБ, может только тот, кто сам служит в конторе. Впрочем, о каких «агентах КГБ» и «сливных бачках» может разглагольствовать человек, двадцать лет работающий в «МК», где ведущим «журналистом-расследователем» был Хинштейн, который является воплощением этого санитарно-технического устройства. Помимо Гусева, Минкина и Мельмана в войне, развязанной против Бабченко, «МК» использует и внешние ресурсы. Только что в газете Павла Гусева была размещена статья: «Бабченко начал просить 50 тысяч долларов за интервью». В основе статьи – реальный факт. Главред украинского издания «ГОРДОН» Алеся Бацман хотела пригласить Бабченко в свою программу на телеканале «112 Украина», но Бабченко сказал пригласившей его сотруднице «ГОРДОНа» Елене Посканной, что «теперь эксклюзивные интервью дает только за деньги, рассматривая сумму от 50 тысяч». И уточнил, что речь идет о сумме в долларах. Эта информация облетела все без единого исключения кремлевские СМИ, начиная с НТВ, РИА Новости и кончая «Лентой.ру». При этом ни одно из этих медиа не удосужилось хотя бы вкратце упомянуть комментарий самого Бабченко. Он довольно длинный, содержит 13 пунктов. Вот главное: «У меня в день несколько сотен звонков. Я отключил телефон. Мне вот сейчас не до того, чтобы ходить и раздавать интервью. От слова совсем… Я безумно устал… Что касается денег. Да, про пятьдесят штук я серьезно. В стране, напомню, идет война. Сейчас вот стоит задача найти одних там ништяков. Не обязательных, но очень желательных. Ништяков надо много, очень много, стоят они дорого, и когда я думаю о конечной сумме, у меня холодеет в пятках». О каких «ништяках» идет речь, Бабченко подробно не сообщает, но упоминает о медиках, медикаментах, топливе, переселенцах и прочем. То есть, речь идет о сборе денег для украинской армии. Что может вызвать дополнительную ненависть у «патриотов» вроде Гусева, но в корне меняет представление о жлобствующем блогере, которое стремятся вызвать этими публикациями кремлевские СМИ. Что же касается «МК», то в этом издании могут попадаться любопытные заметки. Но читать их следует, соблюдая меры предосторожности. Чтобы не вляпаться… «ЕВРОПЕ – КОНЕЦ!» В то время как в одной части медиапространства России – назовем ее очень условно «либеральной» - увлеченно хоронили журналистику, в другой части – «патриотической» - привычно закапывали Европу. Очень старался Дмитрий Киселев, который в программе «Вести недели» от 3.06.2018 наглядно показал, как Европа буквально на глазах тонет в грехе и разложении. Для этого была продемонстрирована инаугурация нового премьера Испании, который принимая присягу, ограничился тем, что положил руку на Конституцию своей страны. «Ни Библии, ни распятия – нет!» - воскликнул Киселев, и в глазах его засветилась печаль по гибнущей Европе, которой уж точно теперь не выжить. Более конкретен в деле окончательного решения европейского вопроса был Ж., который в программе «Воскресный вечер» от 3.06. очень порадовался за Трампа и объяснил, что 45-й американский президент полностью оправдывает надежды, которые он, Ж., на него возлагал. «Он (Трамп) хочет ее (Европу) разрушить и бросить!» - восхищенно закричал лидер ЛДПР. – «Европе – конец!». После чего стал объяснять, что Трамп пока строго выполняет его, Ж., указания, и поэтому все делает правильно. «Я советую Трампу действовать в том же направлении. Америка для американцев – это моя доктрина!» - доверительно поделился с россиянами Ж. И уточнил: «Трамп по-русски умеет ругаться? Надо его научить, пусть всех посылает!». Соловьеву все это очень понравилось, и он подхватил, дав волю воображению: «Трамп ветхую старушку Европу на саночках везет в русский лес. А там уже ждет русский медведь!». С какой целью русский медведь ждет в русском лесу европейскую бабушку, Соловьев не уточнил, но по его выражению лица было видно, что там готовится нечто совершенно непотребное. Вдохновившись воображаемой сценой непотребства, учиняемого русским медведем с европейской старушкой, фантазия Соловьева унесла его в сферу аналогичного решения более частных проблем. И он тут же выдвинул оригинальное решение проблемы Кирилла Вышинского, руководителя украинского филиала РИА Новости, который был задержан украинскими силовиками. «Я – за силовую операцию по освобождению Вышинского!» - заявил Соловьев и вид у него был при этом такой, что было ясно: если бы не необходимость почти круглосуточно врать в эфире, он бы уже давно освободил Вышинского, а заодно взял штурмом Киев, похитил Порошенко и привез бы его в Кремль связанным, подобно Илье Муромцу, который таким же образом поступил с Соловьем-разбойником. В конце обзора не могу пройти мимо инновации, которую внес в телешоу все тот же глава ЛДПР. Помимо инструкций Трампу по окончательному решению европейского вопроса, Ж. усиленно рекламировал некий Институт мировых цивилизаций, частную контору которую предприимчивый лидер ЛДПР создал еще в 1999 году, и теперь, совершенно беззастенчиво, используя эфир в прайм-тайме федерального канала рассказывал, где его лавочка находится, как дешево и как прекрасно там учиться, а также какие перспективы ожидают выпускников. Среди всех кукол Владимира Соловьева, кукла Ж., возможно, самая противная, но и самая живая и сообразительная. Глядя на то, как Ж. беззастенчиво рекламирует свой свечной заводик, трудно было отделаться от мысли, что его чутье подсказывает приближающийся конец банкета. И тем самым диктует необходимость побыстрее урвать все что можно, а потом забиться под корягу где-нибудь в теплой латиноамериканской стране… Поддержать блог Игоря Яковенко
Имя 0