Формализм против пенсионера

Формализм против пенсионера
22 Июня 2020
Имена в нашей истории вымышленные, а события, что с нашими героями произошли за последнее время – самые, что ни на есть настоящие.

Обыденную на первый взгляд историю рассказал в редакции балаковский пенсионер, Геннадий Иванович. Вот уже четверть века живёт он с супругой в небольшом скромном домике в с. Ивановка. Нынешней весной пенсионеры принялись готовиться к огородному сезону, но неожиданно грянула эпидемия коронавируса. В самый разгар ограничений к супругам пожаловала контрольная служба из МУП БМР «Балаково-Водоканал». Сурово обошлись они с пенсионерами, которые за 25 лет жизни в этом домике, на этой земле не имели долгов за потребленные ресурсы, и за воду исправно платили, как только пенсии получали.

В этот раз контролер нашла нарушения: на отрезке водопроводной трубы до прибора учета она обнаружила две врезки в водопровод. В связи с этим составила акт, где указала: с 1.05.2020 г. и до устранения нарушения, расчет за полив будет производиться согласно установленному нормативу (0,08 куб. м на 1 кв. м). Ранее расчет производился согласно показаниям прибора учета. И вот каков печальный итог нагрянувшей проверки: в дом супругов «прилетела» счет-квитанция на сумму 1300 рублей. Это за один месяц! У супругов чуть инфаркт не приключился, потому что обычно они больше 340 рублей не платили.

Геннадий Иванович собрал документы, акт, расчетки за текущий год, и отправился в «Водоканал» правду искать. И хоть он был в медицинской маске, дальше порога здания его не пустили. Говорят: «Иди домой, дед! Коронавирус на дворе буйствует, у нас карантин, да и ты, не дай бог, заразишься!» Вот тогда с Геннадием Ивановичем чуть второй инфаркт не случился: «Значит, в разгар эпидемии они ко мне во двор могут прийти, нашу безопасность под угрозу ставить, а я с ними не могу разобраться при всём на то моём желании?»

Но больше всего Геннадия Ивановича возмущал намек между строчками акта: якобы его подозревают в воровстве воды, а он доказать ничегошеньки не может. А ещё ресурсоснабжающее предприятие предложило ему на выбор два варианта развития событий: а) произвести демонтаж обеих врезок; б) перенести водомер в колодец.

Вижу, что поднимать крышку колодца, который расположен в огороде, пенсионеру тяжело, поэтому спрашиваю: сколько ему лет?

– Мне семьдесят, – признается собеседник, – я уже с трудом не только эту крышку поднимаю, а они (контролеры предприятия) предлагают, чтобы я каждый месяц в колодец спускался, показания снимать? Если я туда залезу, обратно вряд ли вылезу...

– А я даже и спуститься не смогу, – добавила супруга, Галина Петровна.

Поэтому пенсионер с горем пополам демонтировал две врезки, которые нашли контролеры. Тяжко, потому что магазины-то тоже не все тогда работали – тут закрыто, а там открыто, но того, что нужно в нём нет. Думаете, пенсионерам весело ездить по городу и на закрытые двери натыкаться?

-А что за врезки-то были? – спрашиваю я с любопытством. Он объясняет: раньше водопровода в доме не было, и потому одна из врезок предназначалась для слива воды перед зимой, а вторая для пользования водой. С той поры много времени прошло, вся конструкция проржавела и краны, даже при большом желании открыть невозможно. Но контролер этот очевидный факт предпочла проигнорировать. Формально подойти к делу всегда проще, чем вникать в детали, выслушивать объяснения, проверять факты.

Когда демонтаж был произведен, пенсионер отправился в «Водоканал»: по телефону ему обещали, что помогут разобраться, в абонентский отдел посетителей в масках уже пропускали. Геннадий Иванович в кабинете руководителя отдела не выдержал, стал ругаться с контролером, доказывая, что ни в одной из этих врезок ни капли воды не было с того момента, как вода пришла непосредственно в дом.

В «Водоканале» пенсионеру не поверили, но всё-таки сделали перерасчет. Теперь ему за май придется платить не 1300, а 1100. Вы думаете, он успокоился? Пенсионер намерен идти жаловаться депутатам из «Единой России», хотя мне кажется, что жаловаться надо не на «Водоканал», а на нищенские пенсии. Из-за них наши пенсионеры экономят на еде, воде, одежде, а из-за тысячи готовы судиться, хотя судебные издержки могут встать им намного дороже. Помнится, бывший министр труда Наталья Соколова, заявила, что можно прожить на 3500 рублей в месяц и питаться макарошками, они не дорожают. Министра за эти слова уволили, а балаковским пенсионерам только за воду насчитали 1100 рублей.

М. БЕГУНКОВА
Источник:  Упрямые факты №25 (697) 23.06.2020
Короткая ссылка на новость: https://www.upfa.ru/~dJA77