Куда склонится чаша весов Фемиды?

25 Декабря 2023
Со слов тех, кто в тот период работал в «Балаково-Водоканале», выходит, что о потенциальной опасности так или иначе знали многие. Но это не уберегло от трагедии. Системе коллекторов и труб не один десяток лет, многие участки сильно изношены, состояние канализационных сетей по всему городу неудовлетворительное, проблемы не только на Братьев Захаровых. Сколько по городу еще таких ловушек, подобных той, в которую попал второклассник, сказать однозначно сложно. Но они наверняка есть. Вот только вычислить их тем методом, что применяют в нашем городе, практически невозможно. Сотрудники рассказывают, что им в обязанности вменялось: проверки на наличие провалов, осмотр земли возле колодцев, коллекторов, оценка состояния колодцев и отмостков. Однако ж это может оказаться малоэффективным: визуальный осмотр не дает полной картины, а использовать специальную аппаратуру не везде возможно. Например, как раз на Братьев Захаровых, так как там коллектор самотечный и, значит, всегда заполнен водой. А провалы могут быть скрытыми: сверху вроде бы все нормально, внутри же зреет бомба замедленного действия. И когда рванет – вопрос времени. Сколько времени нужно на образование промоины с момента, когда трубы начало подмывать, не угадаешь.
В злополучном коллекторе частенько образовывались так называемые подпоры – то есть труба забивалась разного рода мусором – и вода стояла. Его чистили, иногда не до конца, осматривали территорию вокруг и уезжали. До следующего раза. В том числе незадолго до трагедии. Буквально за пару месяцев до нее водоканальная бригада работала на том участке, в районе дома № 8 по Братьев Захаровых. «Приехали на подпор по улице Советской, стали все смотреть и дошли до колодца на Захаровых, 8. Вода там стекала, но не как положено, – рассказал другой свидетель. – Возможности взять "КамАЗ" не было в тот день, уехали ни с чем». По его словам, хотя он был в этом не до конца уверен, вечером подпор сошел. И опять же: грунт был в нормальном состоянии. То есть визуально все выглядело не тревожно.
Мальчик погиб примерно там, где дважды устраняли подпоры. Хотя все свидетели уверяют, что подпор не является признаком аварийности и не может говорить о том, что нарушена целостность трубы. Но об общей изношенности системы говорит тот факт, что авария на этом же трубопроводе случилась летом прошлого года в нескольких десятках метрах от провалившегося коллектора – вся эта информация озвучивалась в ходе судебного заседания, на котором присутствовали родные погибшего мальчика. Они внимательно слушали свидетелей, вполголоса изредка комментировали услышанное, делая пометки в небольшом блокноте.
После того как свои вопросы свидетелям задали госбовинитель и адвокаты, мама и бабушка Даниила тоже могли спросить о том, что волновало. У одного из свидетелей женщина поинтересовалась, почему не было возможности взять "КамАЗ", означает ли это, что техники на предприятии не хватало, чтобы решать проблемы одновременно в нескольких местах. «Скорее всего да», – неуверенно ответил свидетель.
Судебное разбирательство продолжается, суду предстоит определить, кто же в итоге виноват в том, что мальчик утонул в коллекторе. Руководители своей вины не признают. Рабочие пеняют на то, что принимать серьезные решения – не их компетенция. Один из работников под присягой утверждал, что докладывал начальнику своего подразделения о том, что грунт «пружинит». Сам начальник, в свою очередь, также стоя за свидетельской трибуной, уверяет суд в обратном.
Допрос свидетелей подходит к концу. В чью же сторону качнется чаша весов всевидящей Фемиды, станет известно, вероятно, совсем скоро.
Д. ШЕВЧУК

Короткая ссылка на новость: https://www.upfa.ru/~N5hZO