Несросшийся оскольчатый перелом балаковской медицины

Несросшийся оскольчатый перелом балаковской медицины
5 Августа 2019
Ситуации, которая складывается в балаковском здравоохранении, мы лишь коснулись в № 26 от 2 июля («Плоды оптимизации»). Упомянули и о проблеме, с которой жительница нашего города обратилась именно в редакцию, потому что, как выяснилось, официальные государственные учреждения работать «с бесплатными пациентами» не умеют или просто не хотят. Сегодня подробнее о мытарствах семьи, от которой балаковские медики даже сейчас пытаются отвернуться. Имена героев, врачей и названия учреждений мы всё-таки решили изменить, в надежде что избежавшие огласки врачи поймут, что неправы по всем статьям общечеловеческих законов.

Итак, больше года назад, ещё до оптимизации балаковского травмпункта, молодой мужчина (назовём его Сергей) сломал шейку бедра. Хирурги в клинической больнице провели операцию, вставили в бедро шурупы и отправили его домой. Последующий контроль за прооперированными больными тогда возлагался на травматологов Центральной районной поликлиники. Один раз в два месяца больной должен был приезжать, делать рентгеновские снимки, а травматологи – следить за его успешным выздоровлением.

Но это легко сказать – «больной должен приезжать». Как вы себе это представляете, если Сергей был поначалу вообще лежачим? Какое такси возьмёт его, если он не может даже сесть? Службы социального такси у нас в городе нет – содержать спецавтомобиль для бесплатного развоза по городу таких больных слишком накладно. Но это, конечно, не главное. Гораздо важнее то, что с момента перелома прошёл год, а на многочисленных рентгеновских снимках даже несведущему человеку видно, что перелом не сросся. Спрашивается: если травматологов не интересует дальнейшая судьба пациента, зачем было его гонять туда-сюда? Чтобы делать снимки, на которые никто не смотрел? А если смотрел, то почему ничего не предпринимал? Почему больному никто не предлагал оформление инвалидности, ведь по закону медики обязаны это делать спустя 120 дней с начала болезни. В случае с переломом шейки бедра – спустя 190 дней. Это чуть больше, чем полгода.

Но никто не шелохнулся, пока его мать Ирина Андреевна не обратилась в редакцию. Что она могла получить от нас, людей далеких от медицины? Для начала – слова поддержки. Потому что борьба за права пациентов с балаковской медициной отнимает кучу сил, выматывает людей с самым крепким и здоровым организмом.

Последний визит Сергея в ЦРП пришелся на конец мая, когда там как раз сокращали травматологов, а больных отправляли на вторичный и последующие приёмы к хирургам в поликлиники по месту жительства. В очередной раз сделав снимки, вызвав такси, еле загрузившись в него, Сергей с матушкой направились в свою поликлинику. Местный хирург заявил с порога: «А чего вы ко мне пришли? Я хирург, а не травматолог! Не знаю, куда вам обращаться, это не мои проблемы!» Просто образец человеческого отношения к больным. Патологоанатом к трупам лучше относится.

Ирину Андреевну, выслушав, мы послали к руководству поликлиники, поскольку при обсуждении любых конфликтных ситуаций медики всегда говорят журналистам: прежде чем вы разнесёте скандал на весь город, пусть больной сначала обратится к заведующему поликлиникой, может быть конфликт и яйца выеденного не стоит. Мы сами, разумеется, позвонили руководству поликлиники и попросили оказать содействие в оформлении больного на группу. Это тоже процедура небыстрая. Нужны анализы, справки, заключения. Во время их сбора «нарисовался» еще один хирург поликлиники, который ехидно и смачно пациенту сказал: «Что, работать, значит, не хочешь? У государства на шее решил посидеть?» Молодой мужчина пытался было пояснить: он не то что работать – он сидит с трудом, но врач злился так, будто пенсию по инвалидности Сергею будут платить из его кармана. Словом, наслушались мать с сыном столько, сколько за всю жизнь им не говорили. И ладно бы результат был. Но когда они явились на заседание бюро МСЭК, Сергею в группе инвалидности отказали, потому что один из врачей поликлиники написал: «перелом сросшийся»!

Председатель комиссии подошла к обескураженным людям и пояснила: с таким диагнозом инвалидность установить невозможно, им надо попытаться обратиться к специалистам СарНИИТО, мол только они могут опровергнуть диагноз. Успеете за 10 дней – тогда комиссия рассмотрит ваши документы вновь.

Серёжина мама бросилась звонить в этот СарНИИТО, а там девушка поясняет: «Да вы что, женщина, у нас запись идет начиная с сентября». Ирина Андреевна вновь идет в свою поликлинику, показывает запись о «сросшемся» переломе, а руководство, вместо того чтобы извиниться за ошибку, начинает объяснять ей, что за действия МСЭК они не отвечают, что сейчас очень тяжело получить группу и они ничего не могут сделать... Только когда с женщиной истерика там случилась, они решили позвонить в СарНИИТО сами и договорились, что Сергея примут в ближайшие дни.

Тут надо сказать, что в этом СарНИИТО любой чих – за деньги. Приём у травматолога – от 800 руб., компьютерная томография, МРТ – от 3080, рентген – от 500. А нанять машину для перевозки полулежачего человека? Долго сидеть Сергей не может, от тряски в дороге у него сильные боли и в лежачем положении. Заняла мама денег, заплатили, доехали. В институте, конечно, над «платниками» трясутся, как над новорожденными, улыбаются всем, никаких намёков на «халявную пенсию». Но зато результат воодушевляющий: «перелом не сросшийся, сложный, оскольчатый». Несомненно, инвалидность положена, 3 группа, но на 1 год.

– Готовьтесь к операции через год, – пояснили в СарНИИТО Ирине Андреевне, – она будет бесплатной, но всё остальное – анализы, исследования – платными. Так что оформляйте пенсию, копите денежки, до встречи через год.

В минувший понедельник мать должна была опять нанимать машину, чтобы ехать в Пенсионный фонд для оформления пенсии. Сын там обязан присутствовать, потому что должен подписывать документы.

– Сколько нервов вымотано, сколько слёз от безысходности выплакано, вы и представить себе не можете, – признается Ирина Андреевна. – Никто ничего не делает, не хотят делать, а если начинаешь настаивать или обращаться за помощью, вставляют палки в колёса.

Методы работы некоторых врачей многим в Балакове известны. Одни «работают» на аптеки – дают пациентам рецепты на дорогостоящие препараты, хотя в ближайшей аптеке можно купить аналог, который стоит в 5 раз дешевле.

Травматологи – любители посылать в СарНИИТО. Когда есть сомнения в диагнозе или решается вопрос об операции – это, может быть, и приемлемо. Но когда нужно опровергнуть ошибочный диагноз врачей – тут уж надо обращаться в суд, прокуратуру и жаловаться на медиков в ФОМС.

Возмутительно и то, что медики откровенно хамят, а узнав о вмешательстве газеты, резко меняют тон. Что происходит с нашими врачами? Если их не устраивает зарплата или тяготят какие-то личные проблемы – боритесь, в том числе и с нашей помощью! Мы всегда готовы помогать всем, кто к нам обращается, но не вываливайте свой гнев на больных! Уверена: не вмешайся в ситуацию редакция, Сергей остался бы без инвалидности со своим несросшимся переломом на всю оставшуюся жизнь и мама тащила бы его на свою мизерную пенсию.

М. СИОВА
Источник:  Упрямые факты №31 (652) 06.08.2019
Короткая ссылка на новость: https://www.upfa.ru/~aO4gQ