Солнце, лёд и рев моторов

Солнце, лёд и рев моторов
22 Января 2019
19 января Мамайка подарила участникам II этапа Межрегиональных соревнований по зимнему дрифту один теплый денек для проведения тренировочных и квалификационных заездов. А уже назавтра, в день соревнований, взбодрила настоящим морозцем и позволила установиться хорошему, ровному, почти идеальному льду на треке.

На II этап соревнований зарегистрировалось 30 участников, и борьба была нешуточной. Несмотря на холод, стойко выдержали испытание морозом и временем болельщики, которые взяли импровизированный стадион в плотное полукольцо автомобилей. Кто-то в своей машине грелся и пил чай из термоса. Многие держались рядом с палаткой, в которой и чай, и кофе, и шашлык предлагали до самой последней минуты праздника дрифта. Все горячее шло на ура.

Как и первый, второй этап был своеобразным, а результаты непредсказуемыми. Одни пилоты неожиданно вырывались вперед, другие, к всеобщему сожалению, сходили с круга по разным причинам.

Приз самого юного участника вручили 13-летнему пилоту Максиму Кулыгину (ВАЗ 21065). Организаторы отметили, что с каждым этапом Максим растет. И в сантиметрах, и профессионально. Приз зрительских симпатий вручен Еркну Шатпакову из Энгельса (ВАЗ 2105). Призеру I этапа Илье Душевину, тоже энгельсскому пилоту (ВАЗ 2102), снова достался кубок, на этот раз за заезд в борьбе за финал. За 1 место в квалификационных заездах награжден балаковец Дмитрий Ханин, пилот ВАЗ 2107. Кстати, и на I этапе он был лучшим в квалификации. Во время вручения призов от спонсоров кто-то из толпы крикнул: «Вот там и стой, никуда не уходи». Ни для кого не было секретом, что Дмитрий стал победителем и II этапа. На втором месте саратовский пилот Максим Богословский (ВАЗ 2106). Третье место досталось также саратовцу, Роману Кузьменко (ВАЗ 2107) – см. фото.

М. СИОВА
Источник:  Упрямые факты №3 (624) 22.01.2019
Короткая ссылка на новость: https://www.upfa.ru/~Un3zq
0
Guest
Радио "Свобода" - иностранный агент: Неизбежный Путин. Андрей Мальгин – о "Веймарской России" 23 Январь 2019 Андрей Мальгин Разбирая старые номера журнала "Столица", я обратил внимание на статью историка Александра Янова "Веймарская Россия", опубликованную в последнем номере журнала за 1993 год. Думаю, что тогда, четверть века назад, изложенные в статье предсказания Янова о дальнейшем развитии страны и общества показались многим читателям странными и даже фантастическими. "Ну совсем ты, братец, оторвался от отечественных реалий", – подумал бы такой читатель. И действительно: Янов эмигрировал в США в 1974 году, то есть совсем в иную эпоху, и больше на родине не появлялся. К моменту выхода статьи (и книги, в которую она затем вошла) уже и СССР рухнул, и КПСС почила в бозе со всей своей идеологией, страна после двух путчей уверенно встала на путь цивилизованного развития, при твердой поддержке Запада экономика переформатировалась, возникла реальная многопартийность, восторжествовала свобода слова, спецслужбы заняли, наконец, подобающее им место. Казалось: ничто не указывало на то, что Россия свернет с демократического пути. Вот именно: казалось. Историк Янов твердо заявил: обязательно свернет. Не может не свернуть. Есть исторические закономерности, через которые не перепрыгнешь. Что же нашел Янов во всемирной истории такого, что привело его к таким печальным выводам? Нашел много чего, предначертанная судьба постимперской России подчиняется общим закономерностям, а историческая параллель, которая была наиболее близка к российским событиям после краха коммунизма, – это судьба Германии после развала агрессивной вильгельмовской империи. Веймарская демократическая республика, возникшая в 1919 году на развалинах этой империи, очень уж напомнила автору молодую российскую власть начала 1990-х. "Она была вполне рыночной, – писал Янов о Веймарской республике, – и после короткого жестокого периода взаимного непонимания западные финансовые организации помогали ее экономической стабилизации с таким же энтузиазмом, как помогают они сейчас России. Английский банк сыграл решающую роль в укрощении легендарной гиперинфляции в Германии 1923 года. План американского банкира Янга великодушно рассрочил ее платежи по внешнему долгу. Страна была затоплена кредитами. Никому, однако, не пришло в голову позаботиться о судьбе ее хрупкой и уязвимой демократии. Несмотря на то что опасность была не менее очевидна, чем сейчас в России. В марте 1920 года Германию потряс берлинский путч Вольфганга Каппа, эквивалент – августовский путч. В ноябре 1923 года реваншисты во главе с Гитлером и Людендорфом попытались организовать в Мюнхене "марш на Берлин". Эквивалент – октябрьский мятеж в Москве. В конечном счете в январе 1933 года германская демократия потерпела сокрушительное поражение…" К моменту событий октября 1993 года грядущий Путин стал неизбежен Не забудем: писал все это Янов непосредственно по следам событий конца 1993 года, получается, времени до краха российской демократии он отвел примерно десятилетие. Янов упрекает западные правительства в том, что, увлекшись экономической помощью молодому демократическому государству, они не учитывают силу инерции и могут проморгать – не могут не проморгать! – момент, когда устройство этого государства (в полном соответствии с общественными чаяниями) окажется во власти реваншизма, и устройство это все менее и менее будет напоминать демократические образцы. "История германской демократии, – писал Янов, продолжая свою аналогию, – была краткой – всего полтора десятилетия. Но она навсегда останется символом того, как попытка свести гигантскую задачу демократической трансформации имперского гиганта к тривиальной проблеме денег и кредитов окончилась всемирным несчастьем. Веймарская республика сменилась Третьим Рейхом. Я боюсь, что в ядерном веке роковое смещение приоритетов, на котором эта политика построена, может обойтись человечеству еще дороже". Отложим пророческую статью Янова в сторону и попробуем посмотреть на минувшие четверть века, задавшись вопросом: а было ли неизбежным это перерождение нарождавшегося демократического свободного общества в имперского гиганта, милитаризованного, агрессивного, пожирающего не только собственные гражданские институты, но и всё вокруг? Почему непременно краткий период открытости и включенности в мировые процессы должен был смениться реваншизмом, изоляционизмом и консервативной духотой? И какова во всей этой истории роль личности? Произошло ли бы в России всё то же самое, если б не стал во главе государства Владимир Путин? Убежден: было бы всё то же самое, с разницей только в каких-то деталях. Несмотря на то что власть на какое-то время в начале 90-х оказалась вроде бы в руках демократов и реформаторов, на самом деле они имели дело со значительно более превосходящими силами реакции, чем им представлялось в эйфории легкой победы. В действительности настоящей победы не было: гидру не раздавили, увлекшись экономическими реформами, на радикальные меры общественного переустройства демократы не решились и не провели ни люстрации, ни пересмотра советской истории, ни по-настоящему глубокой реформы спецслужб. Сам стиль государственного управления остался прежним, квазисоветским. А коллективный Запад не принудил их ко всему этому, не поставил условием экономической помощи глубокие реформы государственного и общественного устройства, демонтаж репрессивного аппарата, создание независимой судебной системы и института свободных выборов. Янов всю вину возлагает именно на Запад, восклицая: вы еще пожнете плоды своей близорукости! А я бы упрекнул в первую очередь так называемую российскую демократическую власть, управлявшую страной в 1990-е годы. Волей судеб в тот период я имел возможность наблюдать эту власть, быстро освоившуюся в удобных помещениях ЦК КПСС и прочих обкомов-горкомов, с близкого расстояния. Очень близкого. И хорошо помню последовательность и суть событий. Помню и свое недоумение: как же так, мы же упускаем шанс! В то, что шанс уже упущен, мы очень долго не могли поверить. Только сейчас понимаешь: на самом деле период, когда можно было развернуть ход истории и увести страну от реваншизма, был очень кратким. Практически несколько месяцев осени и зимы 1991 года. А к моменту событий октября 1993 года грядущий Путин стал неизбежен. Так, а что же будет дальше? Можно ли избежать катастрофы, сродни той, которую пережила в ХХ веке Германия, взятая Яновым в качестве исторического примера? На мой взгляд, уже нет, не избежать. Давайте вернемся к этому разговору еще через 25 лет и посмотрим, оправдается ли очередной мрачный прогноз. Андрей Мальгин – журналист и блогер Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода
Имя 0
0
Guest
Блог Игоря Яковенко четверг, 31 января 2019 г. ВОЙНА СЛОВ - 243. РОССИЯ, ПОДАВИВШАЯСЯ УКРАИНОЙ В среду, 30 января 2019 года российская действительность предоставила людям, которые называют себя журналистами, убойный информационный повод. В зал заседания верхней палаты российского парламента, Совета Федерации, вошли главы Генеральной прокуратуры и Следственного комитета России и зачитали постановление о задержании «сенатора» Рауфа Арашукова. Тот пытался сбежать, но как утверждают свидетели этого триллера, был остановлен «ледяным голосом» спикера Валентины Матвиенко, которая призвала его сдаться. «Сенатор» Арашуков обвиняется в нескольких заказных убийствах и организации преступного сообщества. Кроме того, у «сенатора» Арашукова нашли вид на жительство в ОАЭ. Адвокат «сенатора» Арашукова потребовал переводчика, поскольку «сенатор» плохо понимает по-русски. Отца «сенатора», Рауля Арашукова в тот же день задержали в офисе «Газпрома» в Питере, его обвиняют в хищении газа на 30 миллиардов рублей. К этому можно добавить, что из 170 членов Совета Федерации за разные преступления, включая убийства и изнасилования, осуждены или разыскиваются 10 процентов. А теперь вопрос: какая тема должна стать главной на политическом ток-шоу, идущем вечером того же дня на главном государственном телеканале России? Для людей, которые имеют отдаленное представление о российском телевидении и считают, что там работают журналисты, это смешной вопрос. Просто потому, что для журналиста тут никакого вопроса быть не может. Для людей, которые знают, что такое российский телевизор, это тоже смешной вопрос. Поскольку что бы ни случилось внутри самой России, для тех, кто формирует повестку дня, главной остается Украина. Причина очевидна. Путинская Россия подавилась Украиной. Попыталась проглотить слишком большой кусок. Чечня, Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия тоже застревали в горле, и путинская Россия еще будет расплачиваться за свой имперский аппетит. Но в случае с Украиной речь идет об удушье, которое длится уже пять лет. Одним из признаков смертельного удушья является неадекватное поведение. Самое наглядное свидетельство неадекватности – содержание российского телевизора. Мне часто предлагают в комментариях перестать обращать внимание на весь этот бред. Я бы с удовольствием перестал, но весь этот ад из телевизора направляется прямиком в головы россиян. Во всяком случае, значительной их части, если не большинства. Еще одно распространенное заблуждение состоит в том, что бред и ад в телевизоре все время один и тот же. Это ошибка. Болезнь прогрессирует. Бред становится все более бредовым, а ад все более адским. Наглядный пример – та самая программа «Вечер» с Владимиром Соловьевым от 30.01.2019, где главным событием дня для россиян стала Украина, а не триллер в Совете Федерации РФ. В этой программе температура ада повысилась, что привело к качественным изменениям содержимого. Остановлюсь на главных качественных новациях. Первое. В программе Соловьева, ежедневно заявляющего, что он еврей и обвиняющего в антисемитизме всех своих оппонентов, прозвучала формула о «малом народе» из знаменитого антисемитского манифеста Игоря Шафаревича «Русофобия». Эту формулу вместе с традиционным пеноиспусканием выдал Сергей Кургинян. «Когда большой народ высказывает свою волю, малый народ начинает вопить о нарушении своих прав», - фактически процитировал антисемита Шафаревича Кургинян. И добавил уже от себя: «Каждый раз, когда большой народ говорит малому: «Если я встану, то ты ляжешь, то малый народ начинает вопить об отсутствии демократии». В приличном обществе не принято использовать устойчивые штампы Шафаревича и не принято обсуждать вопрос о его антисемитизме, равно как не принято дискутировать по поводу факта Холокоста. В 1992 году Национальная академия наук США попросила академика Шафаревича добровольно покинуть ряды ведущей научной организации США, поскольку в уставе этой организации не предусмотрено исключение и с такой проблемой американская академия столкнулась первый и единственный раз за 129 лет существования. Эссе «Русофобия» пропитана злобным антисемитизмом, проявления которого можно перечислять долго. Достаточно упомянуть ложь Шафаревича о том, что расстрел царской семьи был «ритуальным убийством». Сегодня редкий антисемит открыто призывает к погромам. Но когда вице-спикер Петр Толстой обвиняет в разрушении храмов тех, кто «с наганом в руке выскочили из черты оседлости», у любого нормального человека не остается сомнений в том, что этот вице-спикер – антисемит. Контекст, в котором использовались термины «малый народ» и «большой народ» не оставляет ни малейших сомнений, что Кургинян говорил не о малых народах Севера, а использовал антисемитскую формулу Шафаревича. При полной поддержке «борца с антисемитизмом» Соловьева. Второе. Борьба с либерализмом перешла в открытую фазу. Либералам объявлена война на уничтожение. Соловьев стал активно использовать обзывалку «либераст», которую раньше можно было встретить только в комментариях каких-то совсем уж дешевых сетевых троллей. «Сталин разгромил Гитлера, который возглавлял либеральную Европу!» - орет Соловьев. «Гитлер – либерал»! До такого никакой Оруэлл не додумался. Ранее в публичный оборот было введено абсурдное словосочетание «либеральный фашизм». Теперь задача явно состоит в том, чтобы слова «фашизм» и «либерализм» стали синонимами. А что надо делать с фашистами? Правильно! – Уничтожать. Третье. Постоянная игра на понижение привела к личной деградации ведущего Соловьева и исчезновению остатков логики в выступлениях участников «дискуссии». Комментируя предложения спецпредставителя ОБСЕ Мартина Сайдика, Соловьев в качестве решающего аргумента продекламировал: «Сама Сайдик я садила, сама буду поливать», полагая, видимо, что после этой считалочки любые слова спецпредставителя ОБСЕ не могут восприниматься всерьез. Говоря о лидере венесуэльской оппозиции Соловьев перешел на язык поэзии и произнес: «Конь в пальто – Гуайдо!». Стоит ли удивляться, что на одной из передач Владимир Сергиенко, который называет себя «председателем союза российских писателей в Германии», в дискуссии с украинским оппонентом перешел на лай. «Гав-гав! Гав-гав!» - и так несколько раз. Если что, это не пересказ, а прямая цитата из выступления писателя Сергиенко. Президентские выборы в Украине, как и все, происходящее в этой стране в российском телевизоре позволительно сопровождать только двумя эмоциями: безудержной злобой или безудержным же весельем. В этот раз участники соловьевского шоу больше всего потешались над числом участников президентской гонки. «Как можно написать 50 разных программ?» - глумился Соловьев, для которого эталон выборов это прошлогодняя спецоперация по продлению узурпации власти в России. Причем, узурпатор не только не участвовал в дебатах, но и не имел вообще никакой программы. Что же касается количества различных программ, то в ходе очередного посещения своих итальянских вилл, Соловьеву не мешало бы познакомиться с политической жизнью этой страны, в которой насчитывается около 50 партий, и у каждой есть своя программа, причем, 25 из них представлены в парламенте. Человеку, который с хамским апломбом ведет политическое ток-шоу не мешало бы знать, что во многих парламентах мира представлены десятки общенациональных и местных партий, у каждой из которых есть своя программа, а общее число партий и их программ порой больше 50. Антисемитизм, антилиберализм и антиинтеллектуализм – это три головы дракона, в которого превратился путинский режим после 2014 года, когда Путин подавился Украиной. Летальный исход для пациента неизбежен. Остается один вопрос: кто именно умрет: режим или страна в имеющихся границах и с имеющимся названием. Поддержать блог Игоря Яковенко
Имя 0