Жилье не мое и не твое,

Жилье не мое и не твое,
22 Мая 2018
Очередное, двадцатое по счету заседание депутатов Собрания началось с торжественного вручения удостоверений Альберту Морозову, почетному строителю России, и Людмиле Одинцовой, директору СарГЭС, которые месяцем ранее были избраны почетными гражданами БМР. Поздравляя Людмилу Одинцову, глава района Александр Соловьев несколько интригующе заметил, что делает это «с большой и большой перспективой». Но далее расшифровывать свои слова не стал, предоставив присутствующим в зале простор для интерпретаций.

Первым в повестке дня значился жилищный вопрос. Депутаты одобрили приглашение на работу в балаковский перинатальный центр врача акушера-гинеколога с возможностью дальнейшего предоставления служебного жилья. Молодой доктор после окончания медуниверситета работал в Воронежской области, теперь переехал к нам. За коллегу ходатайствовала главврач Наталья Мандяк, она пояснила, что укомплектованность перинатального центра специалистами подобного профиля составляет 41 процент и большинство из тех, кто сейчас трудится, находятся в предпенсионном или пенсионном возрасте. Другому врачу перинатального центра, который был приглашен на работу в конце декабря прошлого года, было решено выделить в качестве служебного жилья трехкомнатную квартиру, поскольку он человек семейный. Как видим, ждать пришлось недолго. Учителю физики из гимназии № 1 была согласована гарантия безвозмездной передачи в собственность трехкомнатной квартиры из собственности БМР. До этого момента квартира в течение десяти лет являлась служебной.

Логичным продолжением темы стал отчет администрации перед депутатами о проделанной в прошлом году работе в сфере управления и распоряжения объектами муниципального жилищного фонда. Наталья Фельде, на тот момент еще начальник УЖКХ, напомнила, что муниципальный жилищный фонд включает в себя 3594 жилых помещения, из них 3363 предоставлены гражданам по договорам социального найма, 185 отнесены к специализированному жилищному фонду и 45 отданы под коммерческий найм. В очереди на получение служебного жилья сейчас стоят семь человек, свободных же помещений, которые можно отдать под эти цели, имеется десять.

В прошлом году районная администрация не потратила ни рубля на приобретение в собственность БМР новых квартир для их дальнейшего распределения. Однако было предоставлено четыре служебных жилых помещения работникам бюджетной сферы: три врачам и одно учителю. Также было дано семь гарантий передачи в собственность граждан занимаемых ими служебных квартир.

На учете на получение муниципального жилья в настоящее время числятся 129 человек, в том числе инвалиды, ветераны боевых действий, чернобыльцы и вынужденные переселенцы. В 2017 году гражданам, нуждающимся в жилье, по договорам социального найма было выделено 40 квартир. Если верить прозвучавшей информации, в распоряжении администрации имеется только три незанятых квартиры, да и то в неудовлетворительном санитарно-техническом состоянии. Предлагать их потенциальным жильцам можно лишь после проведения серьезного ремонта.

Достаточно медленно (да и во многом непонятно) продвигается обеспечение жильем молодых семей в рамках федеральной программы «Жилище», рассчитанной на 2015-2020 годы. В 2016 году в списке участников значилось 307 семей, из них 15 смогли улучшить жилищные условия.

– Утвержденные областным министерством строительства и ЖКХ списки молодых семей – претендентов на получение социальной выплаты в 2016 году в адрес администрации БМР до сих пор не поступили. Финансирование, федеральное и областное, по этому году отсутствует, – уточнила Наталья Фельде.

В прошлом году в списке молодых семей – участников программы было уже 136, улучшили свои жилищные условия 7 семей. А теперь на учете состоит 129 семей. Люди становятся старше и выбывают из программы по возрасту, так и не получив желанной квартиры.

Удивительно, но депутаты по отчету вопросов практически не задавали, посчитав, по всей видимости, что все у нас здесь хорошо. Глава города Александр Овсянников попытался привлечь внимание к коммерческому найму жилья. Напомним, что такой вид найма, активно лоббируемый прежним главой района Иваном Чепрасовым, был введен администрацией БМР год назад.

– Почему собираемость платы за него составляет всего 65 процентов? Непонятно, что за коммерция такая. Когда мы переводили жилье в разряд коммерческого, вы нам обещали, что таким образом снимаете нагрузку с бюджета на его содержание, – поинтересовался Александр Юрьевич у докладчицы и получил дежурный ответ: исправимся, мол, в этом году.

Вот интересно, неужели депутаты и в самом деле изначально верили, что схема увода муниципального жилья в коммерческий найм будет приносить прибыль району? Или что чиновники станут радеть за собираемость денег не лично для себя, а в местный бюджет?

О. АГАПОВА
Источник:  Упрямые факты №20 (590) 22.05.2018
Короткая ссылка на новость: http://www.upfa.ru/~57vpL
0
Guest
[URL=https://newtimes.ru/rubrics/detail.php?ID=59195]#МНЕНИЕ[/URL]МОСКВА: ВЫБОРЫ ИЛИ ПРОТЕСТ?
21.05.2018 | [URL=https://newtimes.ru/authors/detail/123851/]Федор Крашенинников*[/URL]Стоит ли реальной оппозиции участвовать в третьей федеральной кампании с предсказуемым исходом

[IMG WIDTH=890 HEIGHT=445]https://newtimes.ru/upload/medialibrary/84e/766467.jpg[/IMG]

Сергей Собянин Фото: mos.ru
ТРЕТЬЯ ФЕДЕРАЛЬНАЯ КАМПАНИЯ
Перед началом каждой крупной избирательной кампании в стане оппозиции начинается борьба здравого смысла с верой в чудо. Так уж получилось, что выборы мэра Москвы — это третьи по значимости выборы после голосования за президента и депутатов Государственной Думы. Нет смысла доказывать, что любой руководитель Москвы обречен быть более важной фигурой, чем главы всех остальных регионов России. Но Сергей Собянин — не просто мэр Москвы. В нынешней системе власти он еще и глава целого клана: его ставленники руководят несколькими регионами и [URL=https://newtimes.ru/articles/detail/163592]присутствуют[/URL] в правительстве страны. Поэтому сентябрьское голосование в Москве — это действительно третья федеральная кампания, организуемая и проводимая властью в интересах чрезвычайно влиятельного члена правящего клана.



Что нам подсказывает здравый смысл и практика прошлых федеральных избирательных кампаний и прежде всего выборов президента России в марте 2018 года? Только то, что Собянин будет объявлен победителем в первом же туре при высокой явке и ничтожных процентах всех его конкурентов, им же допущенных до участия в процедуре. Полемика вокруг праймериз среди оппозиционных кандидатов и споры, кто их должен выиграть и как должны повести себя остальные, имеет больше теоретическое, чем практическое значение. Так как муниципальный фильтр можно пройти только с согласия власти, контролирующей большинство депутатов, то окончательный отбор допущенных кандидатов остается за ней, то есть лично за Собяниным. Между тем, ничто в биографии этого человека не свидетельствует, что он испытывает какую-то особенную тягу к честному состязанию с сильным противником.
СЕНТЯБРЬСКОЕ ГОЛОСОВАНИЕ В МОСКВЕ – ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ТРЕТЬЯ ФЕДЕРАЛЬНАЯ КАМПАНИЯ, ОРГАНИЗУЕМАЯ И ПРОВОДИМАЯ ВЛАСТЬЮ В ИНТЕРЕСАХ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВЛИЯТЕЛЬНОГО ЧЛЕНА ПРАВЯЩЕГО КЛАНА

Ситуация 2013 года, когда к выборам был допущен Алексей Навальный, спустя пять лет воспринимается искаженно. Это сейчас Навальный признанный лидер оппозиции, имеющий действующую структуру штабов и сторонников, а в 2013 году ничего этого не было, и по итогам протестов 2011–2012 года он был одним из многих политиков оппозиционного толка. Кроме того, выборы осени 2013 года проходили за несколько месяцев до крымской эпопеи, то есть по сути — совершенно в иной политической ситуации, когда высшая власть еще искала способы легитимации внутри России, а не во внешней политике.
Допуская Навального к выборам в 2013 году, Собянин исходил из того, что допускает к состязанию слабого и неподготовленного к кампании кандидата. То, что Навальному и его команде [URL=https://newtimes.ru/articles/detail/70195/]удалось[/URL] тогда эффективно развернуть работу в Москве и создать предпосылки ко второму туру — это прежде всего следствие просчетов окружения Собянина, недооценившего соперника. С другой стороны, административный ресурс в любом случае гарантировал получение Собяниным нужного результата — вопрос стоял только о масштабах его применения. Поэтому никакого второго тура на выборах мэра Москвы не было и быть не могло. Собянин, как и планировалось, был объявлен победителем, но Навальный закрепил за собой уникальный статус среди других оппозиционных лидеров. В целом же ход и итоги выборов 2013 года создали столько ненужных сложностей для руководства Москвы и России, что довольно нелепо ожидать повторения эксперимента с допуском к выборам какой-то «темной лошадки».
СНОВА ПРО ПРАЙМЕРИЗ
Идея праймериз в России часто понимается неправильно — как подведение итогов некоего закулисного торга через ограниченное и тщательно контролируемое публичное голосование. Именно так обычно проходят праймериз в «Единой России», и эта схема кажется правильной многим и в оппозиции. Между тем, праймериз должны быть конкурентными для всех их участников и ставить целью не подтверждение амбиции кого-то из самоназначенных лидеров оппозиции, а консолидацию активистов и сторонников вокруг того, кто понравится им с неизбежным признанием итогов голосования всеми остальными.
Но самое слабое место концепции проведения праймериз в среде российской оппозиции — это отсутствие какой-либо связи между их итогами и участием победившего на них претендента в официальной кампании. Как уже говорилось, окончательный отбор допущенных к участию в выборах кандидатов проводит будущий победитель, поэтому кажется очевидным, что в случае победы на гипотетических праймериз перспективного кандидата он будет по самому нелепому поводу или вовсе без повода не допущен к выборам.

ВОЗМОЖНО, ВЛАСТИ, КАК И НА ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРАХ, ДОПУСТЯТ К УЧАСТИЮ КАКОГО-ТО ПЕРСОНАЖА, КОТОРЫЙ САМ СЕБЯ НАЗНАЧИТ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ ОППОЗИЦИИ И БУДЕТ ПРИЗЫВАТЬ ВСЕХ ОБЪЕДИНИТЬСЯ ВОКРУГ СЕБЯ И ОБЯЗАТЕЛЬНО СХОДИТЬ НА ВЫБОРЫ, ГДЕ ВАЖЕН КАЖДЫЙ ГОЛОС

Пока все идет к тому, что на московских выборах будет разыгран стандартный для других регионов (и президентских выборов) сценарий кампании, когда оппонировать будущему победителю будут выдвиженцы системных партий, самой оппозиционной из которых почему-то все еще считается «Яблоко». Вполне может быть, что демократическая оппозиция получит такой же сюрприз, какой получила в ходе президентской кампании: власти допустят к участию в выборах какого-то персонажа, который сам себя назначит представителем оппозиции и будет призывать всех объединиться вокруг себя и обязательно сходить на выборы, где важен каждый голос.
Нельзя не отметить, что роль «Яблока» в российской политике становится все более неприличной. Очевидно, что партия Григория Явлинского не способна ни выдвинуть из своих рядов сколько-нибудь успешного лидера, ни провести сколько-нибудь результативную кампанию. На всех крупных выборах кандидаты от «Яблока» проигрывают с такими жалкими процентами, что в нормальной политической системе эта партия уже давно должна была бы самораспуститься, не выдержав бесконечного позора. К сожалению, политическая жизнь в России строится по совершенной другой логике, и «Яблоко» нашло себе «экологическую нишу» — раз за разом выставлять на выборы заведомо непроходных кандидатов, а потом призывать всех к единению вокруг них и обличать несогласных это делать.
ЧТО ДЕЛАТЬ?
Что можно бы было сделать и что сделано не будет — так это провести силами всей демократической оппозиции полноценные праймериз, а потом организованной кампанией на улицах добиваться регистрации победившего в них кандидата. К сожалению, пока никакой системной работы по организации таких праймериз не ведется, хотя времени на раскачку осталось совсем немного. А угрожать власти бойкотом выборов всеми силами демократической оппозиции в случае нерегистрации их победителя уже не получится, прежде всего из-за позиции все того же «Яблока», которое в любом случае будет участвовать в выборах со своим кандидатом, победившем в их внутрипартийных праймериз.
Вторая возможная стратегия — все тот же ненавистный многим бойкот выборов и всемерная работа на дискредитацию и их самих, и их результата. К сожалению, никаких иллюзий и по этому поводу тоже не должно быть. Какими бы разочаровывающими ни были проценты, полученные на президентских выборах агитаторами за участие в них, проигравшими почему-то считаются те, кто изначально отказался участвовать в политическом балагане. Если учесть, как велика концентрация критиков бойкота среди московской политической элиты, то спор этот можно считать проигранным заранее.

ВЛАСТЬ В РОССИИ БОИТСЯ ОДНОГО — ПРОТЕСТА НА УЛИЦАХ. НЕПРЕКРАЩАЮЩИЕСЯ РЕПРЕССИИ ПРОТИВ ОРГАНИЗАТОРОВ И УЧАСТНИКОВ УЛИЧНЫХ АКЦИЙ ПРИ ПОЛНОМ РАВНОДУШИИ К АКТИВНОСТИ БОЛЬШИНСТВА «ОППОЗИЦИОННЫХ КАНДИДАТОВ» ДОКАЗЫВАЮТ ЭТО САМЫМ УБЕДИТЕЛЬНЫМ ОБРАЗОМ

Тем не менее, каждый честный человек обязан задать себе и окружающим неприятные, но важные вопросы: стоит ли вообще участвовать в организованной властями процедуре, итог которой всем известен еще до ее начала? Надо ли дальше себя обманывать, что раз за разом проигрывая в нечестных и тщательно регулируемых в пользу нужного кандидата выборах, оппозиция что-то выигрывает в моральном плане? Как участие оппозиционных кандидатов в президентских выборах улучшило ситуацию в стране и чего они вообще добились этим участием?
Даже популярная теория о выборах как важной трибуне для высказывания альтернативных точек зрения [URL=https://newtimes.ru/articles/detail/150444/]потерпела крах[/URL] — в чем же тогда ценность участия в бессмысленной процедуре?
Власть в России боится одного — протеста на улицах. [URL=https://newtimes.ru/articles/detail/163478]Непрекращающиеся репрессии[/URL] против организаторов и участников уличных акций при полном равнодушии к активности большинства «оппозиционных кандидатов» доказывают это самым убедительным образом. Непопулярные решения, которые будут приняты властью в ближайшее время, неизбежно создадут новые точки социальной напряженности. Поддержку политическими активистами социально-экономических протестов в такой ситуации следует считать гораздо более эффективным способом давления на власть, чем участие в организуемых ею электоральных процедурах. К этому и надо готовиться.
* Политолог, постоянный колумнист NT
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции
Имя 0
0
Guest
для сведения
Радио Свобода - Иностранный Агент: "Вели себя как волки". Как издевались над участницей митинга против Путина 26 Май 2018 Дарина Шевченко Митинг "Он нам не царь" в Саратове Митинг "Он нам не царь" в Саратове Поделиться 874 Смотреть комментарии Распечатать Во всей России преследуют участников митинга 5 мая “Он нам не царь”. Координаторы и волонтеры штабов Навального в различных регионах говорят, что после инаугурации на них усилилось давление со стороны власти. Увеличились сроки арестов и суммы штрафов. Все чаще на участников митинга возбуждают уголовные дела. Полиция задерживает митинговавших в школах и вузах, пытается запугивать волонтеров Навального с помощью родителей, учителей и работодателей. Сторонницу Навального, 28-летнюю медсестру Екатерину Осипову забрали в полицейский участок с работы. Силовики не пускали к Екатерине адвоката и несколько часов угрозами пытались заставить ее признаться в участии в митинге "Он нам не царь". В результате Екатерину увезли в больницу, где у нее открылось кровотечение. Друга активистки, который пытался защитить ее от полицейских, теперь обвиняют в оскорблении представителя власти. – 16 мая в Саратовскую областную психиатрическую больницу Святой Софии, где у меня была смена, пришли двое полицейских, – рассказала Екатерина Осипова. – Они сначала прошли в кабинет старшей медсестры, а потом сказали, чтобы я немедленно следовала за ними. Полицейские увезли меня в отдел на Октябрьской улице. На меня очень сильно психологически давили. Полицейские говорили, что у них есть доказательства моего участия в митинге "Он нам не царь". Я все отрицала и требовала, чтобы пропустили адвоката. Полицейский Дамир Бакиев говорил, что заступаться за себя я должна сама. Мол, за мое правонарушение он посадит меня на 15 суток в клетку вместе с бездомными. Я сказала, что напишу обязательство прийти в суд и пусть меня отпустят. По-человечески его просила. Я не могу сидеть в камере, потому что у меня очень слабое здоровье. Но Бакиев не обращал внимания на мои слова. Екатерина Осипова и Кирилл Четвергов, волонтеры штаба Навального в Саратове Екатерина Осипова и Кирилл Четвергов, волонтеры штаба Навального в Саратове – Чего они хотели добиться от вас? Я начала задыхаться, плакать, голова кружилась ​– ​Моя сестра-двойняшка Марина Осипова, с которой мы работаем в одной больнице, тоже приняла участие в митинге 5 мая. Полицейские хотели Марину забрать с занятия на курсах повышения квалификации, но сестра отказалась в ними ехать в участок. Так вот, полицейские пытались заставить меня вызвать Марину в отделение, чтобы ее арестовали. Они так и говорили: "Чем быстрее сестра приедет, тем быстрее мы вас отпустим". А я не хотела подставлять Марину. Я говорила полицейским, что мы работаем в больнице по разному графику и живем в разных квартирах. Бакиев разговаривал со мной на повышенных тонах: "Время истекло. Никто ее не ждет. Ведите в камеру". Я не выдержала, начала задыхаться, плакать, голова кружилась, давление поднялось, живот заболел. Я позвонила маме, которая с адвокатом и моим парнем Кириллом ждала снаружи. Мама вызвала скорую помощь. Пока медики добирались 50 минут до участка, полицейские смеялись надо мной. Мол, флагами могла махать, а ареста боишься. Вокруг собралось много полицейских. Они насмехались: "Чего за живот хватаешься, ты же притворяешься". Как волки себя вели. У меня истерика началась. Врач скорой помощи сказала, что меня надо срочно госпитализировать. На вторые сутки у меня открылось маточное кровотечение на фоне нервного срыва Полицейские ответили, что на меня наручники оденут, потому что я все равно в участок скоро вернусь, а в больницу меня повезут под конвоем. Главврач принял решение оставить меня на лечение. Доктора сочувствовали, называли полицейских зверьем. Мне было очень плохо. На вторые сутки у меня открылось маточное кровотечение на фоне нервного срыва. Полицейские приходили в больницу, приносили повестку в суд, спрашивали, когда я выписываюсь. Пытались заставить меня подписать протокол. Я отказалась, тогда они стали искать понятых. Больные из моей палаты отказались и посоветовали полиции ловить настоящих преступников. Судить меня будут по части 5 статьи 20.2 КОАП. Но изначально хотели по части 6, которая предполагает наказание в виде ареста. – ​Как на работе восприняли ваше задержание? Старшая медсестра позвонила и сказала, что мы дебилы и ссым против ветра. Ничего мы не изменим. Добьемся только того, что нас всех пересажают, пришьют нам наркотики и убийства ​– ​Пока я лежала в больнице, полицейские на мою работу ходили почти каждый день. Старшая медсестра позвонила мне и сказала, что мы дебилы и ссым против ветра. Ничего мы не изменим. Добьемся только, что нас всех пересажают, пришьют нам наркотики и убийства. Мол, сделают нас во всем виноватыми. Я отвечала, что митинги – ​мое личное дело. Она предупредила, что надо будет извиниться перед главным врачом, потому что мы навлекли на больницу позор. Я извиняться не стану. Ничего плохого мы не сделали, лишь с флагами России по улицам прошли. Я скажу главврачу, что Конституция дает нам право собираться мирно и без оружия. Тем более рядовые сотрудники нашей больницы говорят, что это ментам позор. – ​Почему вы вышли на митинг? – ​Мне порой лечить пациентов нечем, так плохо в стране со здравоохранением. Если некоторым больным не дать своевременно лекарство, то они могут навредить и себе, и нам. А у нас в аптеке иногда даже перчаток нет. Я работаю с 8 до 17 пять дней в неделю и получаю от пятнадцати до семнадцати тысяч рублей в месяц. Это за полторы ставки. Сложно выжить на такие деньги. Но так у всех бюджетников. Мама, воспитатель детского сада, жалуется, что у них зарплаты урезают. Уходить из профессии я не хочу. Я еще в школе читала учебники по психиатрии и хотела работать в этой области. Я считаю, что отношение к психиатрическим больным должно быть добрым, уважительным. Санитары с ними часто грубо обращаются, толкают. Я с пациентами разговариваю, убеждаю их, если они не хотят что-либо делать. Митинг "Он нам не царь" в Саратове Митинг "Он нам не царь" в Саратове ​– ​Вы будете дальше поддерживать Навального? – ​Я не оставлю это дело. Конечно, хотелось бы участвовать в санкционированных митингах, но не думаю, что нам разрешат. Власть боится нас, боится потерять свое место из-за того, что гнев народа растет. Комментарий Радио Свобода дал бойфренд Екатерины Осиповой Кирилл Четвергов: – ​Катя звонила мне из участка, плакала, говорила, что ее запугивают. Я слышал, как полицейские кричат на Катю. Весь Волжский отдел давил на хрупкую девушку. Когда Катю выпустили из участка, я пытался сесть в скорую помощь. Я хотел поехать со своей девушкой в больницу. Но майор Бакиев, типичный представитель российской полиции, не пустил меня в машину. Я попробовал пролезть в скорую помощь через полицейских, а Бакиев начал толкаться и задираться. Мы стали требовать объяснений, почему майор дерзким образом толкает граждан и носит при этом полицейскую форму. Полицейские вчетвером задержали меня, заломали руки и потащили в отделение. Стукнули головой об угол. Бакиев написал в СК на меня заявление, якобы я назвал его “придурком”, хотя такого не было. У нас есть доказательство в виде видеозаписи. Я говорил полицейским: "Господа, не надо, давайте вести конструктивный диалог”. Так как думал, что они понесли меня бить. В камере я провел сутки. Полицейские вчетвером задержали меня, заломали руки и потащили в отделение. Стукнули меня головой об угол Сестра Екатерины Осиповой Марина Осипова рассказала Радио Свобода, как ее пытались задержать на занятиях: – ​Я записывала лекцию на курсах повышения квалификации по психиатрии. Зашли двое полицейских и попросили меня выйти из аудитории. Полицейские потребовали, чтобы я поехала в участок. Я отказалась, так как повестки у них не было. Тогда они стали угрожать, что потащат силой. Я сказала: "Давайте, а я на камеру это буду снимать". Они ходили за мной по пятам. Я им говорила, что я не уголовник, чтобы меня так преследовать. В участке в это время Катю из-за меня доводили. Потом силовики мне еще два дня звонили, требовали, чтобы я пришла к ним, а я не стала этого делать. Мне сейчас старшая медсестра говорит, чтобы я извинилась перед главным врачом из-за митинга. Не буду извиняться, потому что мне не нравится идти против себя. Не мне надо извиняться, а тому, кто развалил наше здравоохранение. У меня зарплата 15 тысяч рублей, а я иногда должна больным на свои деньги лекарства покупать. Я очень люблю свою работу, мне нравится помогать людям. Но я поняла, что скоро придется искать подработку, потому что на такие деньги не проживешь. Митинг "Он нам не царь" в Саратове Митинг "Он нам не царь" в Саратове Координатор штаба Навального в Саратове Михаил Мурыгин рассказал, что после митинга 5 мая усилились репрессии по отношению к сторонникам Навального: – ​После выборов власть совсем перестала стесняться. Недавно на собственника офиса, который мы снимаем в центре Саратова, надавили, и он отказал нам в аренде. Не успели переехать в новый офис, как владельцу помещения снова стали угрожать. К задержанным на митинге не пускают общественных защитников. Мы сняли такой случай на видео и скоро выложим на своей странице в "ВКонтакте". Участникам митинга "Он нам не царь" стали вменять арестную 6 часть вместо 5 статьи 20.2 КОАП. Они так делают специально, чтобы иметь возможность держать людей в обезьяннике сутками. Особенно стараются посадить тех, кто работает. Например, недавно один из участников митинга из-за того, что несколько суток сидел в камере, был уволен. Полицейские приходят к сторонникам Навального на работу и в деканаты, звонят родителям студентов. Таким образом они организовывают общественное давление на участников митинга. Пытаются возбудить на нас уголовные дела. На меня, например, председатель совета Саратовского регионального отделения партии "Родина" Алексей Дробот написал заявление, якобы я оскорбил Путина. Дробот считает, что я нарушил статью 319 "Оскорбление представителя власти". СК сейчас проводит проверку. Я в самом деле кричал на митинге, что Путин – вор. Я готов повторить эти слова где угодно, как угодно и сколько угодно раз. Люди кричат на улицах с 2011 года: "Путин – вор" .
Имя 0
0
Guest
Радио Свобода - Иностранный Агент: Благо родины. Анатолий Канюков – об "агентах Кремля" 2 часа(-ов) назад Поделиться 13 Смотреть комментарии Распечатать Районный суд Саратова, благодаря усилиям прокуратуры, признал общественную организацию инвалидов, больных сахарным диабетом, иностранным агентом. Судьбоносное для многих людей, которым организация оказывает помощь, решение, было принято под предлогом того, что эта организация якобы оказывала влияние на деятельность государственных органов "путем публикации негативных мнений в отношении чиновников областного Министерства здравоохранения". РС в Телеграме РС в Вайбере РС в мобильном Еще одна организация, помогающая людям, оказалась на грани закрытия. Создается впечатление, что "Закон об иностранных агентах" является самым исполняемым в России. Интеллекта любого кляузника хватит, чтобы понять: практически любое соприкосновение с органами государственной власти, на уровне личного или опосредованного контакта, теперь может считаться политической деятельностью. Несметные богатства, полученные из-за рубежа, в размере 645 тысяч рублей, несомненно, подчинили волю и разум больных диабетом людей, заставили их плохо думать и осуждать региональных чиновников. Закон "Об иностранных агентах" еще никого на спас, зато планомерно разрушает гражданское общество в России. Все большее число общественных организаций прекращает свою деятельность из-за диких обвинений в свой адрес. НКО, подобные саратовской, часто создаются тогда, когда государственные структуры не способны эффективно выполнять свои обязанности. Люди чувствуют, что не могут реализовать свои интересы, и объединяются для привлечения ресурсов, способных помочь сделать их жизнь хоть немного лучше. Хочется спросить, какое имеет значение, откуда НКО получает свое финансирование? Имеет значение лишь то, на уставные ли цели оно расходуется! Кто-то при власти боится иностранного влияния? А почему вообще следует его бояться? Если государство хорошо заботиться о своих гражданах, разве оно может потерять их поддержку? Думаете, что кто-то хочет во власть? Так пусть будут условия демократической конкуренции на выборах, пусть победит самый достойный. Если деньги являются решающим фактором, то разве это не значит, что те, кто получают деньги из государственного бюджета, тоже должны считаться "агентами", например, Кремля? Страх честной конкуренции означает только то, что власть не выполнила свои социальные обязательства и граждане готовы отказать этой власти в доверии, либо то, что есть те, кто хочет захватить и удержать власть любой, самой дорогой ценой. Этим людям важны лишь блага, которые можно получить, находясь при власти; они готовы обманывать и нарушать законы, преследуя свои интересы. Разве такие люди имеют право устанавливать нравственные нормы и диктовать обществу, как ему жить? Законы нужны тогда, когда они делают жизнь лучше. Закон "Об иностранных агентах" самими своими формулировками оскорбляет общественное мнение. Он словно говорит: деньги делают людей агентами заграничных структур или иностранных государств. Даже не ставится вопрос, соответствуют ли эти интересы интересам россиян? Если деньги являются решающим фактором, то разве это не значит, что те, кто получают деньги из государственного бюджета, тоже должны считаться "агентами", например, Кремля? Разве мы не должны предположить, что единственный смысл их жизни – сохранение действующего режима и служение ему? Именно такова логика закона "Об иностранных агентах". Но не является ли отказ от взаимодействия с органами государственной власти еще одной формой воздействия на них: воздействие безразличием, попустительством, вседозволенностью, беспринципностью, слабохарактерностью, отсутствием критического мышления? От такого воздействия органы государственной власти ощущают свои безнаказанность и вседозволенность. Разве это не опасное состояние? Разве закон "Об иностранных агентах" косвенно не оказывает такое воздействие – не приучает людей пассивно принимать волю тех, кто добрался до власти? Анатолий Канюков – социал-демократ, лидер движения "Солидарный Петербург" Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода
Имя 0